Памяти Мануэля Лискано / Пер. с исп. Романа Поплавского

Памяти Мануэля Лискано / Пер. с исп. Романа Поплавского

Вчера, 31 декабря[1], в канун своих именин, которыми он так дорожил – «Эммануэль» значит «Бог с нами», – нас покинул Мануэль Лискано. Социолог по профессии и философ по образованию, он постоянно вдохновлял мыслить открыто и глубоко. Он был обходительным, воспитанным и настоящим джентльменом, а его жизнь отличалась силой дружбы, всегда миротворческой и беспорочной. Он оставил нам свои глубоко христианские переживания, обеспокоенный социальной и человеческой деятельностью – как единоличной, так и коллективной.
Лискано любил выделять три важных этапа в своём интеллектуальном развитии: а) 1945-1960: знакомство с Субири[2], из его собственного поколения, которое он назвал «потерянным поколением», потому что, в действительности, они жили без осознания принадлежности к нему и без возможности признать своих учителей; б) 1960-1985: наиболее продуктивный этап как с институциональной точки зрения, так и в плане деятельности, учитывая что он создаёт Институт социологии и развития иберийской территории (Instituto de Sociología y Desarrollo del Área Ibérica, ISDIBER) для обучения испанцев и латиноамериканцев. Этот институт организовал ибероамериканские форумы (Богота, 1943; Да Рабида, 1975), родоначальники нынешних Ибероамериканских встреч на высшем уровне (Cumbres Iberoamericanas); в) 1985-2004: наиболее креативный этап в систематическом изучении сверхгуманизации (sobrehumanización) человека. Параллельно с написанием своей трилогии, он занимается координацией работы междисциплинарной команды Испанского института стратегических исследований (Instituto Español de Estudios Estratégicos), которая анализировала реалии испаноязычного мира.

К моменту своей смерти он значительно продвинулся в реализации проекта всей своей жизни – трилогии «Реальность / действительность сверхчеловека» (Actualidad del sobrehombre): «I Ноология сверхгуманизации» (Noología de la sobrehumanización); «II Философское испанофильство» (El hispanismo filosófico); «III Социология испаноязычного мира и мечтаний мира» (Sociología del mundo hispánico y de los sueños del mundo). Мы, его многочисленные друзья вместе с его сыном Эммануэлем Лискано (Enmanuel Lizcano), преподавателем социологии в Национальном университете дистанционного образования (UNED), постараемся сделать так, чтобы этот проект вышел в свет.

Интеллектуальный и политический путь Мануэля Лискано настолько соответствовал современным историческим событиям, что Диего Грасия (Diego Gracia) пришёл к выводу, что он является «одной из самых неизвестных и, непременно, самых оригинальных представителей испанской мысли за последние полвека» (El País, 11.01.2005[3]), а Хуан Веларде Фуэртес (Juan Velarde Fuertes) признаёт Лискано пионером в критике классической экономики и идеологом анонимных трудовых обществ, которые отстоял в суде Альфонсо Гарсия Вальдекасас (Alfonso García Valdecasas) (ABC, 17.01.05)[4].

Сторонник профсоюзов и экономической самостоятельности Испании и Ибероамерики, он перенёс свою социальную обеспокоенность в сферу гражданской деятельности; чуждый партийной принадлежности и независимый от неё, он стал членом-основателем Фронта народного освобождения (FELIPE, от исп. Frente de Liberación Popular), который покинул из-за дрейфа этого объединения в сторону коммунизма. Корни его теорий и практических договорённостей мы находим в диалоге между группами христианских рабочих, официальными профсоюзами и анархосиндикалистами. Его жизнь отмечена этим диалоговым и мечтательным мышлением, свои мечты он пытался воплотить в жизнь с безграничным упорством и надеждой, можно сказать, чт образование ISDIBER и руководство им родились из утопических мыслей, чьи фундаментальные опоры покоятся на:

а) Ревизии истории Испании, которую он реинтерпретирует в русле самой современности и поэтому поддерживает отказ от разговоров об отсталости страны и об отсутствии в Испании культурных и политических движений.
б) постоянной критике формализма философии и социальных наук.

Мануэль Суансес (Manuel Suances) очень подробно рассматривает фигуру Лискано в труде «Современная испанская мысль и идея Америки. I. Испанская мысль с 1939 г.» (El pensamiento español contemporáneo y la idea de América. I. El pensamiento en España desde 1939 (José L. Albellán y Antonio Monclús (coords.), Anthropos, Barcelona 1989))[5]. В этой книге Суансес высказывает мысль о том, что оригинальный подход Лискано базируется на том, что испанская современность – это проект, который оказывает влияние на испано- и португалоязычную Америку и проявляется в общинном мышлении и утопических устремлениях – традициях, восходящих к кастильской мистике, мыслям Грасиана (Gracián)[6], размышлениям Унамуно и анархистским идеям Диего Абада де Сантильяна (Diego Abad de Santillán)[7]. Защита роли Испании и Ибероамерики была для него так важна, с теоретической и социально-практической точки зрения, что он отстаивает её как альтернативу современным капитализму и коммунизму.

Постоянный диалог, в котором он представлял свои утопические идеи, приблизил Лискано к социологии религии. В 1956 г. он посещает курсы в Национальном центре научных исследований в Париже и устанавливает дружеские отношения с Анри Дэрошем (Henri Desroche) и Эдгаром Мораном (Edgar Morin)[8], что привело его к участию в Конгрессах в Германии, Франции и Англии, где он рассказывал об испанской социологии и представлял свои анархистские воззрения, которые он, опираясь на комунерос (comuneros) XI-XVI вв., систематизирует в том, что назовёт Всеиспанским проектом (Proyecto hispánico).

Кратко отметим, что этот Проект защищает самореализацию человека, потому как идеал, который Кастилия пережила и привезла в Америку заключается не в том, чтобы «жить и не более того», но в том, чтобы «жить для». Таким образом, Испания и Португалия в своей экспансии в Америку не имели в качестве приоритетов меркантильных мотивов, но – гуманистический пыл, который Лискано закладывает в основу порождающего желания жить (самореализация) с очевидным общинным и объединительным смыслом, как желание «освободить собственную жизнь и помочь в освобождении других».

Это общинное, историческое сознание соединяется с влиянием, которые оказывает на него Субири своими размышлениями о систематическом и открытом мышлении, и с этих позиций Лискано предлагает проект свободы, основанный на человеческом достоинстве, а не на превосходстве. Это своего рода внутренняя демократия человека – свободного и открытого, которого Лискано изучает диахронически в различные периоды исторического развития Испании – от комунерос до наших дней.

Свои оригинальные и креативные воззрения, лежащие в основе его идеи о гуманистическом и христианском испанофильстве, Лискано пропитал эмпирическим опытом, как он любил повторять вслед за Субири, и политическими договорённостями, понимаемыми им аутентично, вне партийных интересов. В последние годы его жизнь, низведённая до аб-солюта, как мистический опыт, обогащалась и определялась им как «исследование в глубину обширных внутренних пространств, которые открывает наш операциональный ноологический опыт, опыт аб-солютного, или сверхгуманизирующий опыт» (Noología y la experiencia del absoulto в книге V.V.AA. Filosofía y mística, Fundación Fernando Rielo, Madrid, 2000, pp. 133-181)[9].

Хуана Санчес-Хэй Венегас
Автономный университет Мадрида


[1] 2004 года (Прим. пер.).
[2] Имеется в виду испанский философ Хавьер Субири (Xavier Zubiri) (1898-1983) (Прим. пер.).
[3] В оригинальной статье, размещённой на сайте газеты El País, значится дата 12.01.2012. См.: Gracia Guillén, D.: “Manuel Lizcano, un pensador intempestivo”. El País, http://elpais.com/diario/2005/01/12/agenda/1105484407_850215.html (Прим. пер.).
[4] Оригинал некролога см. в: Velarde Fuertes, J.: “Manuel Lizcano Pellón”. ABC, http://hemeroteca.abc.es/nav/Navigate.exe/hemeroteca/madrid/abc/2005/01/17/042.html (Прим. пер.).
[5] На русский язык работа не переведена (Прим. пер.).
[6] Вероятно, имеется в виду Бальтасар Грасиан, писатель-иезуит XVII века из Арагона (1601-1658) (Прим. пер.).
[7] Псевдоним Синесио Ваудильо Гарсии Фернандеса (Sinesio Vaudilio García Fernández), писателя, экономиста и одного из лидеров анархистского движения в Испании и Аргентине (1897-1983) (Прим. пер.).
[8] Анри Дэрош (1914-1994) и Эдгар Моран (род. в 1921) – французские социологи и философы (Прим. пер.).
[9] На русский язык работа не переведена (Прим. пер.).

Comments are closed.