Борунков Ю.Ф. Интересное исследование ленинской критики религии

Б

Рецензия на: Никишов С.И. Ленинская критика философских основ религии. М.: Издательство МГУ, 1968. 371 с.

Опубликовано в: Вестник Московского университета. Серия VIII: Философия. 1969. №3. С. 87–90.

В связи с приближающимся 100-летием со дня рождения В.И. Ленина, заметно увеличился интерес к ленинскому теоретическому наследию. Философы-марксисты вновь и вновь обращаются к неисчерпаемому источнику ленинских идей, находя в них верное руководство для анализа сложных и разноообразных явлений современности, в частности, одной из сложных проблем современной идеологической борьбы – проблемы религии. Не только правые социал-демократы, давно порвавшие с марксизмом, в том числе и с марксистской оценкой религии, но и некоторые коммунисты, ссылаясь на модернистские тенденции в религии, пытаются пересмотреть созданное Марксом и развитое В.И. Лениным учение о социальных корнях и социальной функции религии.

В связи с этим появление работы С.И. Никишова, всесторонне раскрывающей ленинскую критику религии и обосновывающей ее значение для современности, является весьма своевременным.

Автор справедливо подчеркивает, что в трудах В.И. Ленина вопросы преодоления религии рассматривались в неразрывной связи с основными задачами революционной борьбы пролетариата. Ленинская критика религии и ее основ и сегодня сохраняет свою актуальность, особенно в свете настойчивых попыток буржуазных пропагандистов превратить религию в средство идеологической борьбы против социализма и коммунизма. В книге С.И. Никишова на большом фактическом материале показано широкое наступление на марксистско-ленинский атеизм, которое ведется на страницах зарубежных изданий, в передачах радиостанций и т.д.

Не ограничиваясь изложение собственно ленинской критики философских основ религии, С.И. Никишов посвящает первые две главы книги вопросу о формировании атеистического мировоззрения В.И. Ленина и началу ленинского этапа в развитии научного атеизма. Используя воспоминания о Ленине, особенно Н.К. Крупской и А.И. Ульяновой-Елизаровой, автор стремится наиболее точно воссоздать те условия, под влиянием которых В.И. Ленин уже в 16 лет окончательно порывает с религией. Одновременно С.И. Никишов отмечает имеющиеся в советской литературе неточности и ошибочные высказывания о формировании атеистических убеждений В.И. Ленина.

Глава «Начало ленинского этапа в развитии научного атеизма» содержит характеристику социальной, политической и идейной борьбы в России конца XIX –начала XX в. Вступление капитализма в последнюю стадию, в стадию империализма, обострило все противоречия капиталистического общества, поставило перед социалистическим движением целый ряд новых задач в области теории и практики. Значительная часть западных социал-демократов пошла по пути ревизии марксизма, выхолащивания из него революционного содержания. Марксизм начали дополнять различными идеями, заимствованными из «новейших» буржуазных философских систем. В книге приводится красноречивое высказывание Струве, писавшего «Я не боюсь быть ‘диким’ и брать то, что мне нужно, и у Канта, и у Фихте, и у Маркса, и у Брентано, и у Родбертуса, и у Бем-Баварка, и у Лассаля».

В развернувшейся идейной борьбе важное место заняли проблемы религии. Автор убедительно показывает, как усилия ревизионистов, шедших от марксизма к признанию ценности религии, и усилия церковников, пытавшихся модернизировать наиболее архаичные стороны религиозной идеологии и церковной практики, сливались в единое течение, укрепляющее влияние религии. Отход легальных марксистов, «экономистов» в области стратегии и тактики от революционной борьбы сопровождался уступками фидеизму, приводил к прямой апологии религии.

На основе внимательного изучения ленинских работ автор показывает, что уже в первых своих выступлениях В.И. Ленин не оставлял без внимания любые попытки ревизионистов и оппортунистов исказить марксистский атеизм и давал резкую отповедь всем, кто оправдывал религиозную веру, этически «обосновывал» ценность религии. Как явный отход от марксизма оценил В.И. Ленин выдвинутый западной социал-демократией тезис о том, что ерлигия является частным делом не только по отношению к государству, но и по отношению к партии.

Подробно осветив условия возникновения ленинского этапа научного атеизма, автор, однако, не дает четкой обобщающей характеристики качесвтенного его своеобразия, не показывает, чем данный этап отличается от предшествовавшего этапа развития марксистского атеизма.

Большое внимание в работе уделено раскрытию ленинского принципа партийности в философии и применению партийного, классового подхода к оценке религии. Эта проблема получила широкое освещение в третьей главе книги. Автор не только излагает ленинское учение о партийности, он пользуется этим учением как руководоством при анализе всех проблем, связанных с религией и атеизмом. В книге подробно раскрывается ленинский тезис о двух линиях в философии, о непрекращающейся борьбе материализма и идеализма, религии и атеизма. Одновременно прослеживается связь между идеализмом и религией, с одной стороны, и материализмом и атеизмом, с другой.

Рассматривая социальный аспект принципа партийности, основное внимание автор уделяет показу того, что «буржуазные философские направления, отрицающие наличие партий или лагерей в философии, свою принадлежность к идеалистическому лагерю и родство с религией, в конечном счете выражают интересы господствующих классов общества» (стр. 95). Приводимые в книге многочисленные высказывания «веховцев» убедительно демонстрируют, что лозунг беспартийности в философии на деле означал лишь переход на сторону «партии сытых», вел к прямому предательству дела социализма, к открытой защите религии. Не случайно появление «Вех» с восторгом было воспринято черносотенцами и церковными кругами.

Несомненный интерес представляет освещение в книге борьбы В.И. Ленина против богостроительства и богоискательства. Автор не ставил своей задачей исследовать все перипетии этой борьбы, проанализировать все софизмы богоискателей и аругменты богостроителей; в центре его внимания остается ленинская аргументация. Это позволяет более отчетливо понять логику ленинской мысли, принципиальность и глубину ленинских оценок. В чрезвычайно сложной обстановке идейного разброда и шатаний, охвативших попутчиков революции из числа буржуазной интеллигенции и оказавших влияние также на некоторых большевиков, В.И. Ленин смог смог исключительно точно и глубоко оценить реакционный смысл всяческих тенденций к заигрыванию с религией.

Ленинская критика богоискательства сохраняет свою актуальность и в современных условиях, когда, например, неотомисты (Бохенский, Веттер и другие), совершенно в духе Булгакова и Бердяева, объявляют философию маркизма религией, отрицают научное содержание философских основ маркизма. Писания Бердяева, Булгакова и других богоискателей, в которых они пытались придать наукообразный вид христианской идеологии, усилиять ее за счет философско-идеалистической аругментации и которые в тот период не принимались официальной православной церковью, в современных условиях берутся на вооружение и используются в апологетической литературе. Достаточно сказать, что распространяемое в рукописи сочинение околоцерковного сочинителя Белова содержит призыв вести критику материалистического мировоззрения, используя книгу Булгакова «Свет невечерний», поскольку в ней философски обосновываются истины христианского вероучения.

Сейчас, когда религиозные организации в нашей стране, перейдя на позиции лояльного отношения к советской власти и социалистическому строю, пытаются в своих проповедях представить религиозную идеологию как некое нравственное учение, дополняющее и углубляющее марксистское мировоззрение, и когда под влиянием этой проповеди некоторые неверующие, но мировоззренчески неустойчивые люди начинаю искать прогрессивные элементы в религии, – в этих условиях принципиальные, глубоко партийные ленинские оценки всяческих заигрываний с религией приобретают особую актуальность.

Столь же современно и злободневно звучит сейчас ленинская критика богостроительства. Известно, что в ходе так называемого диалога между верующими и неверующими некоторые зарубежные коммунисты, ссылаясь на отдельные высказывания ряда католических деятелей, пришли к выводу о возможности создания такого христианского учения, которое играло бы прогрессивную роль, что такое «очищенное» христианство не противоречит революционным задачам пролетариата, и более того, между христианством и наукой нет никакой противоположности, но имеются точки соприкосновения. Не случайно созданный в Ватикане Секретариат по делам неверующих в документе «Диплог с неверующими» поддерживает идею диалога, подчеркивая его главную цель, заключающуюся в распространении в ходе диалогов истин христианской веры. В этой ситуации ленинская принципиальная критика Луначарского, Богданова и других богостроителей, их попыток «связать с социал-демократией проповедь веры и богоискательства» продоллжает служить надежным средством для определении позиции последовательного, марксистского атеизма.

С.И. Никишов подробно освещает условия появления и значение ленинской работы «О значении воинствующего материализма», содержащей программу работы философского фронта в условиях строительства социализма. Автор справедливо рассматривает эту работу как образец именно воинствующего материализма, глубоко партийной и научной критики реакционной буржуазной идеологии вообще, религиозной идеологии в частности.

Четвертая глава книги («Критика В.И. Лениным фидеизма») начинается с изложения той эволюции, которую претерпела позиция защитников религии по отношению к науке. Отметив наличие разногласий в работах советских атеистов относительно времени появления нового подхода теологов к науке, автор относит начало изменения тактики сторонников религии по отношению к науке к концу прошлого века, т.е. оно совпадает, по его мнению, с началом революции в естествознании. К концу XIX в. авторитет науки настолько возрос, что церкви пришлось от осуждения науки перейти к обоснованию совместимости религии и науки, знания и веры. В качестве примера, характеризующего попытки современных теологов смягчить конфликт между наукой и религией, синтезировать их и доказать доказать их родство, автор останавливается на позиции видного французского палеонтолога и антрополога, члена ордена иезуитов Пьера Тейяра де Шардена. Одновременно в книге вкрывается истинный смысл так называемой теории и действенной[1] истины и разделения сфер между религией и наукой, служащих своеобразной методологической основой, опираясь на которую, теологи мыслят установить союз религии с наукой по примеру союза всадника с лошадью. Как будто сегодня сказанные звучат слова В.И. Ленина о том, что «современный фидеизм вовсе не отвергает науки; он отвергает только “чрезмерные претензии” науки, именно претензию на объективную истину»[2].

Руководствуясь ленинской оценкой философского идеализма как утонченной формы религии, автор показывает внутреннюю органическую связь различных форм идеализма с религией. Он останавливается на таких открыто связанных с религией и враждебных диалектическому материализму философских течениях, как неотомизм, персонализм, спиритуализм. Приводя высказывания неотомистов (Маритена, Жильсона и других), персоналистов (Б.П. Брауна, Джеймса Уорда), автор делает обоснованный вывод, что идеалистические течения открыто солидаризуются с богословием в признании божественного происхождения мира и зависимости человека от воли творца. Современные субъективно-идеалистические течения – неопозитивизм, экзистенциализм, несмотря на отрицательное личное отношение к религии некоторых своих представителей, также служат делу укрепления религии.

Раскрывая критику В.И. Лениным субъективно-идеалистической интерпретации «ощцщений» и «опыта», автор показывает связь между махизмом и аргументацией современных теологов, использующих применительно к защите религии ссылки на идеалистически трактуемый опыт и ощущения. Родство философского идеализма с религией прослеживается в кние и по вопросу об истине. Их роднит отказ признать за человеческим разумом право на познание объективной, абсолютной истины. Уттверждения теологов, что сокровенные истины битя носят божественный характер и открываются только верой, находят свое философское подкрепление в субъективно-идеалистических построениях, доказывающих неспособность человеческого разума познать объективную истину, объективную закономерность. На эту связь идеализма с религией указывал В.И. Ленин, подчеркивающий, что «изгнание законов из науки есть на деле лишь протаскивание законов религии»[3].

Пятая глава посвящена изложению ленинского учения о корнях и социальной сущности религии. В.И. Ленин не оставил специальных работ, посвященных этому вопросу, поэтому в изложении учения о корнях религии между советскими атеистами имеются некоторые расхождения. С.И. Никишов выделяет то общее, что имеется во взглядах советских атеистов на гносеологические корни религии, и одновременно делает некоторые интересные, на наш взгляд, уточнения. Так, заслуживает внимания анализ субъективной стороны чувственных образов как одной из главных предпосылок возникновения религиозных иллюзий, его оценка роли олицетворения в формировании религиозных образов и представлений. Хотелось бы подчеркнуть, что ленинское высказывание о субъективизме и субъективной слепоте, относится не только к чувственному восприятию, но и к мыслительным операциям. Это видно уже из того, что В.И. Ленин тут же говорит о метафизичности мышления, которое есть также проявление субъективизма.

В книге подробно излагается ленинское учение о социальной функции религии. Автор показывает, с какой страстностью и партийной непримиримостью В.И. Ленин отстаивал и пропагандировал марксистское учение о религии как порождении социальных, классовых отношений, как опиуме народа.

Партийная, классовая ленинская оценка религии, подчеркивает С.И. Никишов, не потеряла своей актуальности. Изменение социальной ориентации религиозных организаций в нашей стране, модернизация социальной доктрины католической церковью, поддержка религиозных организаций всей мощью пропагандистской буржуазной машины – все это делает настоятельно необходимым для последовательных атеистов чаще и полнее использовать ленинские высказывания о социальной роли религии, настойчивее учиться ленинской принципиальности в отстаивании марксистского мировоззрения.

В заключительной главе автор излагает ленинскую программу преодоления религиозных пережитков. Он подробно рассказывает о той большой работе, которую вели Коммунистическая партия и Советское правительство по преодолению религиозных пережитков в первые годы после Октябрьской революции, о то непрестанном внимании, которое уделял В.И. Ленин этим вопросам. Рассматривая современное состояние религиозности, анализируя причины сохранения религиозных пережитков в современных условиях, С.И. Никишов высказывает целый ряд практических рекомендаций по совершенствованию атеистической работы.

Несомненным достоинством рецензируемой книги является то, что в ней не просто приводятся те или иные ленинские высказывания и оценки в отношении религии, но зримо воссоздается вся сложная обстановка ожесточенной социальной и идейной борьбы, в ходе которой и в применении к потребностям которой происходило развитие В.И. Лениным марксистского атеизма. Это позволяет более глубоко понять историческое значение ленинского вклада в теорию марксизма. Воспроизведение реальной истории ленинской борьбы против религии органически связано с современными задачами марксистского атеизма. Книга С.И. Никишова окажет несомненную помощь атеистам в основении ленинского атеистического наследия.

 

Приложение 1.

Борунков Юрий Филиппович (11.09.1926 – 12.01.2006). Философ-религиовед, выпускник МГИМО при МИД СССР (1951), кандидат философских наук (1959, «Диалектика причинно-следственных отношений»), затем – доктор философских наук (1994, «Религиозное сознание (философский анализ)»). С 1994 года – профессор кафедры философии религии и религиоведения.

Соч.: Ленинский вклад в теорию познания. М.: 1966; Коммунистическая убежденность и религиозная вера. М.: 1967; Структура религиозного сознания. М.: 1971; Особенности религиозного сознания. М.: 1972; Несовместимость научного и религиозного познания: Критика православной концепции познания. М.: 1982;

 

Приложение 2.

Никишов Серафим Иванович (14.01.1915 – 1989). Окончил с красным дипломо исторический факультет Воронежского педагогического института (1938). С 1938 по 1940 г. служил в красной армии, после демобилизации работал директором в средней школе № 1 г. Липецка (сегодня Липецкая средняя школа №2). После начала войны был направлен на партийную работу: заведовал отделом пропаганды при Горкоме ВКП(б), был секретарем Обкома ВКП(б) по пропаганде и агитации. В июне 1946 г решением ЦК ВКП(б) был переведен на аналогичную работу в Обком г. Иваново. В 1948 г. был избран депутатом областного совета и назначен и.о. зав. кафедрой марксизма-ленинизма Ивановского энергетического института. В том же году окончил высшую партшколу при ЦК ВКП(б) и начал работу над кандидатской диссертацией по философии. В 1949 г. был утвержден в должности заведующего кафедрой марксизма-ленинизма и проработал в ней до 1951 г, когда был освобожден от занимаемой должности в связи с назначением заведующим отделом народного образования Ивановской области. Параллельно с этим он продолжал работать на кафедре до 1952 г., сначала в должности старшего преподавателя, а затем, после защиты в 1951 г. кандидатской диссертации на тему «Книга В.И. Ленина “Материализм и эмпириокритицизм” – образец партийной, непримиримой критики враждебных марксизму философских течений», в должности доцента. Принимал активное участие в общественной жизни института – был членом партбюро и зам. секретаря партбюро института. Руководил философской секцией Ивановского отделения общества по распространению политических и научных знаний. Пройдя докторантуру на кафедре истории и теории атеизма и религии философского факультета МГУ, в 1968 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Ленинская критика философских основ религии», одноименную обсуждаемой книге; за эту же книгу получил в 1969 г. премию им. М.В. Ломоносова I степени. С 1969 г. – профессор, заведующий кафедрой научного коммунизма для естественных факультетов МГУ. В МГУ читал курс лекций «Научный коммунизм» на биологическом факультете и факультете почвоведения. Также С.И. Никишов более тринадцати лет был первым заместителем министра высшего и среднего специального образования РСФСР.

Избр. соч.: Борьба В.И. Ленина против религии. Иваново: 1954; Ленинская критика религии. М.: 1962; Ленинская критика философских основ религии. М.: 1968; Ленин о религии и церкви. М.: 1969; Ленинское атеистическое наследие и современность. М.: 1970; Несовместимость научного мировоззрения с религией: К 70-летию выхода в свет кн. В.И. Ленина «Материализм и эспириокритицизм». М.: 1978; О свободе совести. М.: 1979; Актуальные проблемы пропаганды атеизма в развитом социалистическом обществе. М.: 1982; Материальные, духовные и организационные факторы формирования нового человека. М.: 1986.

 

Примечания и приложения: Павел Костылев, 2014



[1] Вероятно, имеется в виду теория двойственной истины.

[2] Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: 1961. Т. 18, с. 127.

[3] Ленин В.И. Еще одно уничтожение социализма // Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: 1961. Т. 25, с. 48.