Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views :

Пьетро Анджелини. ЭРНЕСТО ДЕ МАРТИНО / Пер. с англ. И.С. Анофриев

/
/

Эрнесто де Мартино (1908-1965) — этнолог и историк религий. Родился 1 декабря 1908 года в Неаполе; здесь же завершил университетское образование под руководством Адольфо Омодео, получив 1932 степень по философии. В его впоследствии опубликованной диссертации рассматривалась историческая и филологическая проблема элевсинских гефиризмов (ритуальных оскорблений в адрес богини); в ней также содержалось значимое методологическое введение к определению понятия религии. Очевидно, что де Мартино был вдохновлен прочитанной ранее книгой Рудольфа Отто «Священное», при этом он предпочитал подчеркивать холерическую сторону характера верующего человека, тем самым переворачивая некоторые положения немецкого ученого и приспосабливая их к исследованию отношений между человеком и богами в политеистических и человеком и духами в анимистических религиях. Идеологическая конъюнктура действующего политического режима привлекла де Мартино, поэтому в течение нескольких лет он работал над очерком, в котором интерпретировал фашизм как исторически пригодную форму гражданской религии. Однако, эту попытку следует считать несущественной: работа так и не была опубликована, а сам автор постепенно забросил ее написание. В это время, которые мы теперь называем «неаполитанским периодом» жизни де Мартино, продолжавшимся до 1935 года, он оказывается очарован личностью и творчеством одного археолога, отличавшегося редкой непредвзятостью в изучении истории древних религий и вызывавшего одинаковую неприязнь как у действующего режима, так и у его интеллектуальных оппонентов. Речь идет о Витторио Маккиоро, получившим известность благодаря орфической интерпретации фресок Виллы Мистерий в Помпеях и защите теории, согласно которой религия понимается прежде всего как переживание.

Позднее де Мартино переезжает в Бари, где становится преподавателем истории и философии в Liceo Regio (Королевском лицее). Почти сразу ему предоставляется возможность войти в кружок философа Бенедетто Кроче и перейти в антирежимный лагерь. Постепенно он полностью отходит от фашизма и в 1941 году становится одним из основателей Либеральной социалистической партии. В это же время главным предметом его исследований становится религиозная этнология; де Мартино издает несколько очерков, составивших вместе его первую книгу (Naturalismo e storicismo nell’etnologia, напечатанной в 1940 в издательстве «Латерца») и послуживших основой для исследования, результатом которого впоследствии станет его самая известная работа — Il mondo magico. В первой же книге, посвященной в основном методологии, де Мартино выдвигает идеалистическую теорию этнологии — скорее в негативном, чем в позитивном смысле. Он опровергает теории, казавшиеся ему в меньшей степени пригодными для понимания магико-религиозных феноменов: дологическое мышление Люсьена Леви-Брюля и прарелигию (urreligion) отца Вильгельма Шмидта. Если критика Венской школы (весьма уважаемой в Италии того времени) кажется уместной как сегодня, так и в свете того, что уже тогда успел высказать Петтаццони, то полемика с Леви-Брюлем оказалась продуктивной, поскольку де Мартино в итоге отказывается использовать его понимание «магического сопричастия» (magical participation) не только в социологическом, но и в онтологическом смысле.

После 8 сентября 1943 года де Мартино оказывается в Континьоле (неподалеку от Равенны) вместе с партизанами — членами Partito d’Azione (Партии действия). В течение этого года, когда европейская цивилизация переживала пик своего кризиса, наконец обрела форму теория, на которой будет основана книга Il mondo magico. Всестороннее изучение парапсихологии и психопатологии заставило де Мартино радикально пересмотреть до тех пор пренебрегаемую этнологами проблему магии в первобытных обществах. В частности он интерпретировал парагномические способности как полезный и даже жизненно необходимый инструмент культуры, в которой личность оказывается неспособна отделить себя от окружающего мира и постоянно находится под угрозой собственного исчезновения. В этом драматическом спектакле, главной темой которого является кризис «присутствия» (“presence”, вероятно — перевод хайдеггеровского Dasein), колдун или шаман — это тот, кто знает как добровольно утратить присутствие, а затем восстановить его в ритуальном действии. В коллективной драме шаман исполняет роль одного из актеров или же является режиссером, позволяя сообществу восстановить утраченную энергию. Книга вышла после войны в 1948 году, вызвав больше дискуссий, чем одобрительных отзывов. Однако, она позволила де Мартино занять место одного из лидирующих интеллектуалов послевоенной Италии.

Тем временем в 1947 году де Мартино переезжает в Рим. Здесь ему не удается занять постоянную университетскую должность (в 1952 году он становится лишь университетским преподавателем), поэтому он остается работать в старшей школе, что его совсем не удовлетворяло. Для того, чтобы дополнить скромное учительское жалованье и, что важнее, поддерживать видное положение в политической и культурной жизни столицы, де Мартино начинает тесно сотрудничать с римским отделением издательского дома Эйнауди, вокруг которого группировались либерально-социалистические и коммунистические интеллектуалы. Здесь де Мартино вместе с Чезаре Павезе (1908-1950) начинают издавать собрание исследований по религиоведению и этнологии, ставшее известным под названием “La Collana Viola”: серия также включала классические труды религиоведов и этнологов иррационалистической ориентации (Кереньи, Элиаде, Йенсен, Фробениус и др.). Этот проект вызвал бурю возмущения со стороны сторонников Кроче и коммунистов и сразу же создал де Мартино солидную интеллектуальную репутацию. Все это происходит как раз в тот момент, когда он, как и другие обладающие политическими убеждениями ученые его поколения, начинает насыщенную, почти воинственную деятельность: на некоторое время он присоединяется к Социалистической партии и совершает поездки в Бари и Лечче — сначала как комиссар провинциальной федерации, затем как инспектор. Здесь на него в первую очередь производит впечатление грандиозная борьба за землю, разгоревшаяся в те годы на юге Италии. В одной бурно обсуждаемой статье 1949 года де Мартино назвал эти события «прорывом людей низшего класса в историю». Непосредственный политический опыт заставил де Мартино посмотреть на Южную Италию как на область проведения крайне необходимого исследования, которое никак не касалось бы фольклора. В не меньшей степени на это намерение повлияли две книги: Quaderni del carcere («Тюремные тетради») Антонио Грамши (1891-1937) и Cristo si è fermato a Eboli («Христос остановился в Эболи») Карло Леви (1902-1975). В первой книге де Мартино обнаружил понятийную систему, позволившую ему поместить марксизм в исторический контекст, найти для него место внутри структуры культурной жизни Италии, а также увидеть южноитальянские религиозные верования и практики как результат не только чистого противостояния, но и взаимодействия между правящим и низшим классами, между Католической церковью и неявно существующими дохристианскими традициями. С другой стороны, в романе Леви он находит своего рода карту распространения магии на территории бывшего Неаполитанского королевства, ставшую для него незаменимым путеводителем и позволившую ему определить пространство и объекты будущего исследования. При этом де Мартино приходится учитывать, что это описание южной жизни имеет в виду совершенно иную перспективу, что в нем интерес проявляется к бедности скорее в материальном, чем в культурном смысле. Здесь де Мартино усмотрел брешь, которую было необходимо заделать, и его работа на протяжении 1950-х гг. этому отчасти способствовала, особенно в том, что касалось «религиозной истории Южной Италии».

Осознавая необходимость этого исследовательского проекта, имевшего также политический подтекст, де Мартино предпринимает серию длительных и основательных этнологических путешествий в описанный Леви мир магии. По-видимому, де Мартино не был стеснен во времени, однако, имелись географические ограничения: центром района исследований были кварталы сасси в Матере, а с севера он ограничивался Неаполем. Этот исследовательский проект стал революционном по многим причинам: конечно же, его возглавляли высококлассные профессионалы, представляющие все имеющие к нему отношение области знания (социальная работа, психиатрия, парапсихология, этномузыкология, социология, фотография), но прежде всего благодаря постановке проблемы соотношения объекта и предмета исследования. Самые обширные полевые исследования заложили основу и внесли свой собственный немалый вклад в написание религиозной истории Южной Италии, и де Мартино тут же начал осуществлять этот замысел: экспедиция 1952 года, организованная для сбора информации о церемониальной магии в Лукании, способствовала написанию первой части книги Sud e magia (1959); экспедиции 1953-1956 гг., во время которых записывались луканские похоронные песни, дали материал для этнографических глав книги Morte e pianto rituale nel mondo antico (самой объемной и подробной работы де Мартино, изданной в 1958 году и удостоившейся престижной литературной премии Виареджио); результаты экспедиции 1959 года в Галатину (Апулия), собиравшей сохранившуюся информацию о ритуалах «тарантула» (“tarantula”) дали толчок к написанию книги Terra del rimorso (1961). Это был третий и, увы, завершающий этап светского паломничества по местам, где простое существование уже сродни подвигу. Благодаря этим трем работам, подкрепленным историографическим исследованием конкретных примеров, пришло осознание ценности тех наблюдаемых и изучаемых культурных институтов, которые предшествующий фольклорный анализ либо игнорировал либо дробил до неузнаваемости.

Быстрое преобразование Южной Италии в результате так называемого экономического чуда и постепенный отход де Мартино от активной политической деятельности (отчасти вследствие разочарования в самокритичной позиции, которую заняла Коммунистическая партия после событий 1956 года) стали самыми очевидными причинами окончания южного периода его жизни, начавшегося в 1949 году. В 1958 году де Мартино наконец-то получает кафедру в Университете Кальяри, где в последующие годы читает курс истории религий. На первый взгляд может показаться, что в это время он занимался систематизированием и исправлением уже написанных им теоретических статей (в 1962 году издается Furore simbolo valore). Однако, вопреки этой точке зрения он не прерывал своих исследований и уже работал над созданием opus magnum на тему культурного апокалипсиса, который должен был стать компендиумом его философских взглядов. Этот труд в основном остался незаконченным, однако, если судить по предварительным наброскам (посмертно опубликованным Клара Галлини в 1977 году под названием La fine del mondo), де Мартино глубоко погрузился в создание программы исправления гуманитарных наук на основе подробнейшего и аккуратного интердисциплинарного исследования: одержимость идеей конца света, драма христианского апокалипсиса, эсхатологические элементы религий «третьего мира», предсказанный марксизмом крах буржуазии, «потеря центра» художественного выражения в XX веке — все эти темы анализировались через исследование содержание соответствующих текстов (психиатрических, религиозных и исторических, этнологических, философских и литературных) и снова приводили к тому особому современному чувству «конца», которое автор интерпретирует, иногда даже во всемирном масштабе, как «онтическую» опасность утраты мира как культурного отечества навсегда. В такой ситуации одним из средств спасения может стать этнографический гуманизм; именно в это де Мартино усматривал главное послание современности, которое он не успел детально расшифровать.

Де Мартино заболел воспалением легких и умер в Римском госпитале 6 мая 1965 года.

 

Библиография

К настоящему времени (2003 год) не существует ни одной систематической и полной биографии де Мартино. Ученым следует обратиться к: Giuseppe Galasso, “Ernesto de Martino,” in Croce, Gramsci e altri storici (Milan, 1969); и Mario Gandini, “Ernesto de Martino. Nota bio-bibliografica,” in Uomo e Cultura 10 (1972). Также будут полезны: Andrea Binazzi, “Ernesto de Martino,” in Belfagor 196 (1969); предисловие Клара Галлини (Clara Gallini) к La fine del mondo (Turin, 1977); и Ricardo Di Donato, ed., La contraddizione felice? Ernesto de Martino e gli altri (Pisa, 1990). Дополнительную информацию можно найти в переписке де Мартино с Чезаре Павезе в La collana viola, edited by Pietro Angelini (Turin, 1991), с Пьетро Секкиа в Compagni e amici, edited by Ricardo Di Donato (Florence, 1993) и с Ренато Боккассино в Una vicinanza discreta, edited by Francesco Pompeo, (Rome, 1996). См. также краткий биографический очерк авторства Витторио Лантернари в Dizionario biografico degli italiani, vol. 38 (Rome, 1990) и его же La mia alleanzacon E. de Martino (Naples, 1997).

Почти полный каталог работ де Мартино издан Марио Гандини и Сильвио Превитера для l’Associazione Internazionale E. de Martino (Rome, 1995). В дополнение к упомянутым в этой статье работам также следует назвать: “Angoscia territoriale e riscatto culturale nel mito Achilpa delle origini,” in Studi e Materiali di Storia delle Religioni 23 (1951-1952); “Fenomenologia religiosa e storicismo assoluto,” in Studi e Materiali di Storia delle Religioni 24-25 (1954); “Storicismo e irrazionalismo nella storia delle religioni,” in Studi e Materiali di Storia delle Religioni 28 (1957); и Magia e civiltà (Milan, 1962). В 1995 году издательство Argo (Лечче) начало печатать собрание неопубликованных работ де Мартино; также большое количество неопубликованных работ можно найти в личном архиве де Мартино, содержащийся Витторией де Пальма и хранящийся в уже упомянутом Associazione Internazionale E. de Martino.

Большая часть посвященных де Мартино критических работ появилась уже после его смерти. Здесь будут представлены только те работы, с которыми необходимо ознакомиться в первую очередь: Benedetto Croce, “Intorno al ‘magismo’ come età storica,” in Filosofia e storiografia (Bari, 1949); Enzo Paci, Il nulla e il problema dell’uomo (Turin, 1950); Renato Solmi, “E. de Martino e il problema delle categorie,” in Il Mulino 7 (1952); предисловие Чезаре Касеса (Cesare Cases) к Mondo magico (Turin, 1973); Pietro Clemente, “Morte e pianto rituale. Riflessioni su un lavoro di E. De Martino,” Annali della Facoltà di lettere e filosofia dell’Università di Siena 4 (1983); Pier Gorgio Solinas, “Idealismo, marxismo, srutturalismo,” in L’antropologia italiana. Un seculo di storia, edited by A.R. Leone (Bari, 1985); Placido and Maria Cherchi, Ernesto de Martino. Dalla crisi della presenza alla comunità (Naples, 1987); Carlo Ginzburg, “Momigliano e De Martino,” in Rvista storica italiana 100 (1998); Ricardo Di Donato, “Preistoria di Ernesto De Martino,” Studi storici 1 (1989); Giuseppe Giarrizzo, “Note su Ernesto de Martino,” Archivio storico di cultura 8 (1995); Ernesto de Martino nella cultura europea, edited by Clara Gallini and Marcello Massenzio (Naples, 1997); послесловие Сильвии Манчини к французскому изданию Mondo Magico (Paris, 1990); и Gennato Sasso, Ernesto de Martino fra religione e filosofia (Naples, 2001). Несколько журналов, такие как Studi e Materiali di Storia delle Religioni 51 (1985) и La ricerca folklorica 13 (1986), посвятили де Мартино целые выпуски.

 

Pietro Angelini. De Martino, Ernesto. Encyclopedia of Religion, Vol. 4, pp. 2266-2268

 

Русскоязычная библиография исчерпывается переводом статьи Массенцио М. Итальянская школа «истории религий» // Религиоведческие исследования. 2010: №3-4. — С. 14-28. [http://religious-life.ru/2012/01/massenzio-italyanskaya-shkola-istorii-religiy/].