Эмико Онуки-Тирни. Религия айну. Пер. с англ. И.С. Анофриев

/
/

Айну — народ, традиционными регионами обитания которого являются остров Хоккайдо, южная часть острова Сахалин. Кроме того, к их территориям когда-то относилась южная Камчатка и северная часть самого крупного острова Японского архипелага Хонсю. Научные споры об их культурной расовой и языковой принадлежности не утихают до сих пор. Охотничье-собирательный образ жизни айну был грубо нарушен русской и японской экспансией во второй половине XIX – первой половине XX вв. Делать какие-либо обобщения по поводу культуры айну представляется довольно опасным занятием, поскольку мы наблюдаем не только большое количество внутрикультурных вариаций среди айну каждого названного региона, но также различия внутри каждой отдельно взятой группы. Поскольку нижеследующее описание нацелено на то, чтобы представить некий общий знаменатель (насколько это вообще возможно), полностью оно может не соответствовать религии некой отдельно взятой группы айну.

Айны

Особо значимой в системе верований айну является концепция души. Ею обладает большинство существ в мире айну; ее присутствие наиболее очевидно, когда она покидает тело своего владельца. Когда кто-нибудь спит, его душа освобождается от спящего тела и путешествует в те места, где спящий никогда не бывал. Аналогичным образом умерший может появиться в чьем-нибудь сне, поскольку его душа может покидать мир мертвых и являться кому-либо. Во время проведения шаманских обрядов душа шамана направляется в мир мертвых для того, чтобы схватить и вернуть обратно душу умершего, что должно его воскресить.

Это верование определяет повышенное внимание, которое айну уделяют должному обращению с мертвыми телами людей или любых других одушевленных существ и находит выражение в сложных похоронных обычаях — от жертвоприношения медведя до заботы о рыбьих костях (представляющих собой мертвое тело рыбы). Без должного обращения с мертвым телом его душа не сможет найти покой в мире смерти. По этой причине болезни служат напоминанием айну об их неправильном поведении. Для правильной постановки диагноза и назначения лечения болезни требуется консультация шамана.

Когда с душой обходятся недолжным образом, она начинает использовать свое могущество, чтобы приносить вред. Боги же, напротив, обладают властью вредить айну или награждать их по своему усмотрению. Среди ученых существуют разногласия по поводу идентификации божеств айну: теории на этот счет укладываются в диапазон между отождествлением каждого проявления природы с конкретным божеством и предположением, что айну обожествляют далеко не все ее аспекты. Такой разброс мнений отчасти объясняется тем, что айну весьма широко используют слово «камуй», которое как раз и означает «божество»/«божества». В отношении концепции божества у айну представляется весьма важным указание Тири Масио на тот факт, что айну считают всех животных божеств полностью похожими на людей по внешности и по образу жизни, который они ведут в своей собственной стране. Когда животные божества посещают мир айну, они меняют свой облик, чтобы в качестве подарков преподнести людям мясо и мех, точно также как гости-айну одаривают хозяев дома. С этой точки зрения медведь, обычно считающийся высшим божеством — это просто переодетый горный бог.

Помимо медведей к важным божествам-камуй относятся лисы, совы (считающиеся божествами поселений), тюлени и некоторые другие земные и морские животные, а также птицы. Значительность каждого божества не одинакова в разных регионах. Кроме того в пантеон айну входят богиня огня (Иресу-Хути), богиня солнца и луны (в некоторых местах это два разных божества), обитающий в небе бог-дракон, божества дома, божества нуса (алтаря с ритуальными палочками-инау), божество деревьев и божество воды.

Злые духи и демоны, по-разному называемые ояси или вен-камуй («злые божества»), составляют другую группу обитателей мира, чье могущество превосходит человеческое. Они проявляют свою разрушительную силу, насылая несчастья — например, эпидемии (именно так поступает божество оспы). Если некоторые из них были демонами изначально, то другие в определенный момент в них превратились. Например, если душа не получает должного ухода после смерти тела своего владельца, то она становится демоном. Айну уделяют очень много внимания злым духам и демонам, соблюдая религиозные установления и проводя обряды изгнания духов. Главной темой эпической поэзии айну является битвы людей с демонами. Характерно, что боги никогда не имеют дел с демонами напрямую; вместо этого они предоставляют свою помощь айну, если те достойно себя ведут.

Из всех ритуалов айну жертвоприношение медведя является самой сложной церемонией. Кроме того, это единственная церемония, проводимая во всех регионах обитания айну; формально она предполагает участие не только жителей отдельно взятого поселения, но представителей других поселений, тем самым способствуя мобильности и поддержанию контактов между деревнями айну. Жертвоприношение медведя позволяет мужчинам-старейшинам продемонстрировать гостям свое богатство, выражающее их политическую власть. Еще более важным является то, что, с точки зрения айну, жертвоприношение для медведя — это погребальный обряд. Его цель заключается в освобождении души медведя в ходе должным образом проведенного ритуала, чтобы она могла вновь стать медведем и снова посетить айну, неся с собой мясо и мех в качестве даров.

Проведение жертвоприношения медведя в целом занимает по меньшей мере два года и предполагает три этапа. Сначала охотники ловят и выращивают медвежонка. В ходе основной церемонии медведя ритуально убивают, а его душу отправляют обратно в горы. У сахалинских айну через несколько месяцев после основной следует вторичная церемония. Медвежонок, пойманный либо в берлоге либо при выходе из нее вместе с матерью, обычно выращивается айну в течение примерно полутора лет. Иногда женщины сами нянчат новорожденных медвежат. Несмотря на то, что время проведения церемонии различается в разных регионах, чаще всего она организуется в начале наступления холодов; сахалинские айну проводят ее перед тем, как покинуть прибрежные поселения и перебраться в поселения, расположенные в глубине острова, чтобы там пережить холодное время года.

Жертвоприношение совмещает в себе чисто религиозные элементы с самыми обычными наслаждениями, получаемыми от еды, питья и танцев. Все участники надевают лучшие наряды и украшения. Богине огня и божеству дома возносятся молитвы, но ритуал сфокусирован главным образом на божестве гор, которое, как считается, посылает медведя как подарок людям. После того, как медведя забирают из «медвежьего дома», расположенного к юго-западу от дома хозяина и устроителя ритуала, его убивают двумя острыми стрелами (так поступают сахалинские айну). Айну Хоккайдо используют тупые стрелы, но смертельный выстрел производится все же острыми стрелами; затем уже мертвого или умирающего медведя душат двумя бревнами. Мужчины-старейшины сначала снимают с него шкуру, а затем наряжают, после чего его помещают перед алтарем, над которым подвешены разные ценные предметы. В основном к ним относятся вещи, выторгованные у японцев: мечи и лакированные изделия. Все это считается приношением богам и одновременно символизирует высокий статус владельца. После предварительного пиршества вдали от алтаря, айну заносят расчлененного медведя в дом устроителя ритуала через священное окно и продолжают пировать. У айну Хоккайдо церемония заканчивается, когда медвежья голова ставится на алтарь — на пространство, украшенное инау. Старейшина начинает читать прощальную молитву и одновременно выпускает стрелу в небо в восточном направлении — это действие символизирует счастливое отбытие божества. Сахалинские айну относят медвежий череп (куда предварительно складывают ритуальные обрезки, кости, глаза и пенис — если ритуал проводился с особью мужского пола) на священное хранилище костей в горах. Кроме того они приносят в жертву двух тщательно отобранных собак, которые должны стать слугами-вестниками божества-медведя. Чужаки как правило ошибочно считают жертвоприношение медведя проявлением жестокости, но для самих айну этот ритуал предоставляет возможность выразить максимум почтения по отношению к божеству.

Несмотря на то, что жертвоприношение медведя явно оказывается мужской церемонией (в ней участвуют старейшины-мужчины, а женщины должны удалиться, когда в медведя начинают пускать стрелы, а затем снимают с него шкуру), шаманство не является чисто мужским призванием. Шаманизм сахалинских айну почти полностью отличается от шаманских традиций айну Хоккайдо. У первых культурный статус шаманизма высок; шаманами могут стать весьма уважаемые члены общества: как мужчины, так и женщины. Хотя время от времени шаманы проводят разнообразные гадательные ритуалы и чудотворные обряды, их основной специальностью являются обряды определения и лечения болезней. Когда шаман становится одержим духом и впадает в трансовое состояние, тогда дух начинает говорить его голосом, сообщая задавшему вопросу человеку все необходимую информацию — например, диагноз и лечение болезни или местонахождение пропавшей вещи. У айну Хоккайдо, чьи шаманские традиции не очень хорошо зафиксированы, шаманами обычно становятся женщины, чей социальный статус в целом ниже, чем у мужчин; однако, есть сведения и о существовании шаманов-мужчин. Шаманка айну Хоккайдо тоже входит в состояние одержимости, но сделать это она сможет только тогда, когда старейшина-мужчина введет ее в транс, читая особые молитвы божествам. Хотя шаманки также специализируются на диагностике болезней, дальше этого ее активность не распространяется — после того, как диагноз поставлен, старейшины не дают ей заниматься лечением. И все же перед принятием важных решений старейшины обязаны советоваться с шаманками.

Религия айну выражается в ритуальной активности в той же мере, в какой и в повседневных заботах, вроде уборки рыбьих костей. Однако наиболее ясно она являет себя в высокоразвитой устной традиции, которая служит одновременно и основным источником знаний о богах, и своеобразным моральным кодексом айну. Существует, по крайней мере, двадцать семь жанров устной традиции, каждый из которых имеет свое оригинальное обозначение на айнском языке. Все жанры можно разделить на два типа: стихи (и лирические, и эпические — их поют или рассказывают нараспев) и проза (ее просто рассказывают). Прозаические произведения некоторых жанров рассказывают от третьего лица, но самым распространенным жанром является рассказ от первого лица, в котором протагонист рассказывает свою историю устами рассказчика-певца. Мифологические и героические эпосы объемны и имеют сложную композицию; некоторые героические эпосы состоят из более чем пятидесяти тысяч стихов. Если в мифологических эпосах рассказывается о деяниях божеств, то героические эпосы посвящены культурному герою, иногда называемому Айну Рак Гуру (Айну Раккуру), который с помощью богов сражается с демонами ради спасения айну. Таким образом, он становится основателем народа айну. У айну Хоккайдо культурный герой приходит из мира богов (с неба), чтобы научить айну их образу жизни, то есть охоте и рыбалке, а также ритуалам и законам, по которым живет общество. Женитьба культурного героя, изложенная в нескольких разных версиях, является еще одной главной темой эпических произведений. Некоторые исследователи интерпретируют рассказы о сражениях культурного героя как память о реальных битвах, которые приходилось вести айну против вторгавшихся к ним народов.

Библиография

Ainu minzokushi. Tokyo, 1970. Issued by Ainu Bunka Hozon Taisaku Kyogikai. См. стр. 723-770.

Chiri Mashio. “Ainu no shinyo.” Hoppo bunka kenkyu hokoku (1954): 1-78.

Chiri Mashio. Bunrui Ainugo jiten, vol. 3. Tokyo, 1962. See pages 359-361.

Kindaichi Kyosuke. Ainu bungaku. Tokyo, 1933.

Kitagawa, Joseph. “Ainu Bear Festival (Iyomante).” History of Religions 1 (Summer 1961): 95-151.

Ohnuki-Tierney, Emiko. The Ainu of Northwest Coast Southern Sakhalin (1974). Reprint, Prospect Heights, Ill., 1984. На страницах 90-97 описывается жертвоприношение медведя у сахалинских айну.

Ohnuki-Tierney, Emiko. “The Regional Variations in Ainu Culture.” American Ethnologist 3 (May 1976): 297-329.

Phillipi, Donald L. Songs of Gods, Songs of Humans. Princeton and Tokyo, 1979.

Источник: Emiko Ohnuki-Tierney. Ainu Religion // Encyclopedia of Religion, vol. 1, p. 205-207 (1987).

 

Краткая русскоязычная библиография (в хронологическом порядке):

Штернберг Л.Я. Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны: статьи и материалы / Под ред. и с предисл. Я.П. Алькор (Кошкина). Хабаровск: Дальгиз, 1933.

Невский Н.А. Айнский фольклор: [Исследования, тексты и пер.] / [Сост. и авт. предисл. Л.Л. Громковская]. М.: Наука, 1972.

Васильевский Р.С. По следам древних культур Хоккайдо. Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1981.

Спеваковский А.Б. Духи, оборотни, демоны, божества айнов. М.: Наука, Главное издательство восточной литературы, 1988.

Таксами Ч.М., Косарев В.Д. Кто вы, айны? М.: Мысль, 1990.

Арутюнов С.А., Щебеньков В.Г. Древнейший народ Японии. М.: Наука, 1992.

Пилсудский Б. Фольклор сахалинских айнов Южно-Сахалинск: Сахалинское областное книжное изд-во, 2002.

Осипова М.В. Айны острова Сахалин: традиции и повседневность. Хабаровск: РИОТИП, 2008.

Гонтмахер П.Я., Осипова М.В. Айны: историко-этнографические очерки (XIX-XX вв.). Хабаровск: Изд-во ДВГГУ, 2009.

Садокова А.Р. Айны и рюкюсцы: народные верования, фольклор и мифология: материалы к лекционному курсу. М.: ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2009.

Жеребцов Б.А. Материальная и духовная культура сахалинских айнов. Южно-Сахалинск: Сахалинский обл. краеведческий музей, 2012.

Соколов А.М. Айны: от истоков до современности. Материалы к истории становления айнского этноса. СПб.: Изд-во МАЭ РАН, 2014.

См. также перевод одной из работ автора статьи: Онуки-Тирни Э. Айны северо-западного побережья Южного Сахалина / Пер. с англ. Т.П. Роон // Краеведческий бюллетень. №1-4. Южно-Сахалинск: 1996.

Подготовлено: Павел Костылев