С. Хамфрис. НЮМА ДЕНИ ФЮСТЕЛЬ де КУЛАНЖ (пер. с англ. — И.С. Анофриев)

С. Хамфрис. НЮМА ДЕНИ ФЮСТЕЛЬ де КУЛАНЖ (пер. с англ. — И.С. Анофриев)

Нюма Дени Фюстель де Куланж (1830-1889) — французский историк, более всего известный как автор книги «Древний город» (La cité antique, 1864). Обнаружив в этой энциклопедии очерк о себе, он наверняка был бы весьма удивлен. В 1850 году Фюстель де Куланж поступил в Высшую нормальную школу, где ему довелось испытать всю тяжесть строго традиционной классической образовательной программы – детища режима Наполеона III. Если революционные движения 1848 года пробудили в нем сопровождавший его всю жизнь страх перед насилием и гражданской войной, что ясно проявилось уже в его диссертации об оправдании Полибием римского завоевания Греции, то наступление реакции способствовало развитию столь же последовательной антиклерикальной позиции.

С 1861 по 1870 года Фюстель де Куланж преподавал в Страсбурге, а затем в Париже — в Сорбонне и в Высшей нормальной школе, директором которой он был с 1880 по 1883 гг. Самого себя он считал историком, систематически и не предвзято исследующим факты в рамках строгой научной методологии. В фокусе его критических исследований постоянно находилось представление о первобытном обществе как обществе демократическим. В «Древнем городе» Фюстель де Куланж оспаривает точку зрения, согласно которой понятие личной свободы обязано своим рождением древнему городу-государству и что на ранних этапах развития древнегреческого и древнеримского общества была не известна частная собственность на землю. Позднее, в первом томе своей Histoire des institutions politiques de lʼancienne France (1875) он утверждает, что решающее влияние на французскую историю оказало не вторжение франков, но галло-римское наследие. Наконец, в работе Recherches sur quelques problèmes de lʼhistoire (1885), он доказывает невозможность появления первобытной, демократической деревенской общины с общинной собственностью на землю даже в Германии.

Репутация Фюстель де Куланжа как основателя социологии религии основана, главным образом, на его утверждении о решающем воздействии на становление социальных и общественных структур, которое могли оказывать религиозные представления. В «Древнем городе» он приводит доказательства того, что практика почитания предков обусловила форму семьи и вырастающей из нее родовой группы (gens) с патрилинейным счетом родства. Частное землевладение тоже выводилось из почитания предков. Умершего погребали в полях, которые он обрабатывал при жизни; его потомки должны были ухаживать за могилой и потому не могли допустить, чтобы земля, на которой она расположена, перестала принадлежать семье умершего. Религия связывает культуру и социальную структуру с природой. Забота о семейных захоронениях была естественной и не нуждалась в объяснении (по крайней мере, так казалось Фюстель де Куланжу и его современникам, хотя в их время кладбища только начали становиться местами регулярного посещения). На более сложных уровнях социальной организации религия различными образами связывалась с природой: народы почитали богов, которые, как считалось, контролировали силы природы; в ритуалах в их честь принимали участие многие социальные группы.

Таким образом, языческая религия следует контурам социальной организации. Галльское язычество легко слилось с римским, как только галлы оказались латинизированы. Фюстель де Куланж не был склонен рассматривать друидизм как нечто значимое; с его точки зрения, друиды – замкнутая группа религиозных виртуозов, чьи верования и практики не имели естественных истоков в общественной жизни. Могущество друидов было основано на тесном союзе с галльской политической элитой, отвернувшейся от них после римского завоевания.

Отношение Фюстель де Куланжа к христианству было более сложным. Он полагал, что раннее христианство было поистине демократичным по своей организации. По мере того, как церковь встраивалась в империю, она становилась все более иерархичной, отражая структуру политического общества. Фюстель де Куланж буквально рызравался между неприязнью к священнической иерархии и желанием видеть в церкви средство сохранения римской общественной организации, которая была унаследована средневековой Францией. Поскольку церковь была отделена от государства и изначально развивалась без официального признания с его стороны, она создала альтернативный источник власти, на основе которого могла бы получить развитие концепция прав индивида перед государством. Но противопоставленность государству в свою очередь превращала церковь в политический организм. В своем раннем произведении Mémoire sur l’île de Chio (1856) Фюстель де Куланж показал, как разногласия между Римской католической и Греческой православной церквями легли в основу взаимной враждебности греков и франков.

Эмиль Дюркгейм и структурные функционалисты последовали за Фюстель де Куланжем и развили его догадки о связи между религией и социальной структурой. Луи Дюмон оживил его идею о взаимосвязи христианства и индивидуализма в работе Essais sur lindividualisme. Сложное отношение Фюстель де Куланжа к служителям церкви, а также проявленный им интерес к отношениям между церковью и государством могли бы дать материал для целой главы в интеллектуальной истории XIX столетия, которая все еще ждет своего автора.

Библиография

Англоязычное издание The Ancient City (Baltimore, 1980) предваряется нашим с Арнальдо Момильяно предисловием. Новое французское издание с предисловием Франсуа Артога вышло в 1984 г. в Париже. О религии в других работах Фюстель де Куланжа см. в Histoire des institutions politiques de lancienne France, 6 vols. (Paris, 1988-1893), Nouvelles rescherches sur quelques problèmes de lhistoire (Paris, 1891) и Questions historiques (Paris, 1893), все изданы посмертно Камилем Жульяном. Книга Jane Herrick, The Historical Thought of Fustel de Coulanges (Washington, D.C., 1954) содержит полезные сведения об отношении Фюстель де Куланжа к религии. Еще больше библиографического и прочего материала о его интеллектуальной биографии можно найти в Arnaldo Momigliano, “The Ancient City of Fustel de Coulangesin Essays in Ancient and Modern Historiography (Oxford, 1977), pp. 325-343.

Новые источники

Разнообразные сведения и изящные интерпретации представлены в François Hartog, Le XIX siècle et lhistoire. Le cas Fustel de Coulanges. 2d. ed. Paris, 2001. Вклад Фюстель де Куланжа в изучение истории древнего мира и истории права до сих пор остается предметом историографических споров. См. Arnaldo Marcone, Il colonato tardo antico nella storiografia moderna: da Fustel de Coulanges ai nostri giorni, Como, Italy, 1988 и Andrea Galatello-Adamo, L’antico e il positivo: per un commento a N.D Fustel de Coulanges, Naples, 1981.

S.C. Humphreys. Fustel de Coulanges, N.D. Encyclopedia of Religion, vol. 5, pp. 3245-3246 (2005). Перевод с английского И.С. Анофриев.