Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views :

«Психику человека раскачивают, как маятник»

/
/

Запрет деятельности организации «Свидетели Иеговы» и претензии к саентологической церкви в России вновь всколыхнули в обществе дискуссию по поводу нетрадиционных конфессий, которые в народе принято называть сектами. Религиовед, кандидат философских наук, научный сотрудник Института философии Российской академии наук Екатерина Коростиченко рассказала «Русской Планете» о том, чем вызвано наступление государства на религиозные движения, и как можно определить опасный для здоровья и кошелька тренинг.

Перепубликация с http://rusplt.ru/society/psihiku-cheloveka-raskachivayut-30556.html

Русская Планета: Одним из наиболее резонансных событий текущего года стало решение Верховного суда РФ признать экстремистской деятельность «Свидетелей Иеговы» (организация внесена в список запрещенных в РФ решением Минюста от 17 августа 2017 года). Если верить ВЦИОМ, 76% россиян встали на сторону суда, и только 5% опрошенных заступились за эту религиозную организацию. Не могли бы объяснить, какую конкретно опасность несут «Свидетелей Иеговы»?

Екатерина Коростиченко: Мне сложно доверять результатам этого опроса: я не видела выборку и не знаю, насколько она репрезентативна. Например, характерно, что большинство опрошенных не имели непосредственных контактов со «Свидетелями Иеговы». Согласно результатам, об организации «Свидетели Иеговы» слышало большинство россиян, но чаще встречались те, кому знакомо только название (27%).

Полагаю, такие люди в своей оценке часто опираются на негативные стереотипы, распространенные в обществе, в том числе и с помощью СМИ. Это подтверждают результаты опроса. Содержательные ответы — либо негативные («религиозная секта» (18%), агитация, навязчивое поведение (12%), выманивание денег (6%) и др.), либо нейтральные («одно из религиозных течений» — 10%, раздача листовок и т.п. —8%).

Конкретные претензии Минюста к «Свидетелям Иеговы» сводятся к четырем пунктам: ввоз экстремистской литературы, финансирование местных религиозных организации, непринятие действенных мер для предотвращения экстремистской деятельности, угроза нарушения прав человека и гражданина. В этом состоит опасность иеговистов с точки зрения официальной власти. Иеговисты буквально и абсолютно толкуют Божью заповедь: «Не делай себе идола, ни какого-либо изображения того, что на небе, вверху, и что на земле внизу, и что в водах под землей: не поклоняйся им и не служи им». Поэтому они, например, не почитают государственный флаг, герб и гимн. Также они отказываются служить в армии. Даже если это не выходит за рамки закона — это прямой подрыв авторитета государственной власти, на что властные структуры в нашей стране вообще реагируют довольно резко.

А вот РПЦ, например, видит опасность «Свидетелей Иеговы» в том, что они, по их мнению, извращают учение Христа, неправильно интерпретируют Евангелие. Также они часто говорят о деструктивном влиянии на психику людей, о манипуляции сознанием адептов и т.д.

Тот образ «Свидетелей Иеговы», который формируют у людей СМИ, недалеко ушел от демонизирующей позиции православной церкви. Здесь в картину еще добавляется оттенок криминалитета: Свидетели, дескать, не только негативно влияют на психику людей, разрушают семьи, но и заставляют людей продавать квартиры в свою пользу и т.д. Такая позиция СМИ способствует популяризации терминов «секта» и «тоталитарная секта», внедрению их в общественное сознание.

Слово «секта» — скандальное, я его не люблю. В науке о религии, которой я занимаюсь, секта — это просто религиозное объединение с небольшим числом членов, еще не ставшее одной из признанных конфессий. А у нас в стране «секта» — это такой демонизирующий, строго отрицательный ярлык, за которым подразумевают тайные ритуалы, зомбирование людей и прочие ужасы. Это фактически разжигание ненависти на религиозной почве посредством одного слова. Лучше употреблять нейтральные термины, такие как «религиозная организация», «религиозное объединение», «новое религиозное движение» и «член религиозной организации».

РП: Как вы думаете, почему Верховный суд только в апреле 2017 года «взялся» за «иеговистов», о которой дурная слава ходит так долго? Стоит ли ожидать подобных санкции в отношении мормонов или саентологов?

ЕК: Плотно за «Свидетелей Иеговы» взялись еще в 2009 году, тогда и начались их преследования по всей России. С 2009 года по настоящее время в отношении «Свидетелей Иеговы» в России было возбуждено 20 уголовных дел по обвинению в экстремистской деятельности. Правда, 17 из них завершились либо оправдательными приговорами, либо прекращением уголовного преследования. Суды разных регионов регулярно начали включать книги «Свидетелей Иеговы» в список экстремистских материалов.

На сегодняшний день судебными решениями ликвидировано семь региональных отделений «Свидетелей Иеговы». В 2009 году была ликвидирована религиозная организация в Таганроге, причем за продолжение деятельности общины были осуждены 16 человек. В 2014-м было закрыто отделение в Самаре, в 2015-м — в  Абинске. В прошлом году Генпрокуратура пригрозила внести всю организацию в список экстремистских. Были ликвидированы местные организации в Белгороде, Старом Осколе, Орле и Элисте. Таким образом, признание судом ликвидации «Свидетелей Иеговы» — процесс давно спланированный, на мой взгляд. Есть логика в том, чтобы сначала объявить экстремистской литературу организации, затем деятельность местных организации, а потом уже ликвидировать управленческий центр, обвинив в экстремизме.

Что касается саентологов, то сейчас в некоторых регионах инициируются суды относительно запрета их деятельности. В 2007 году суд ликвидировал отделение церкви Саентологии в Санкт-Петербурге, обвинив в неуплате налогов и других нарушениях. 23 ноября 2015 Мосгорсуд принял решение о ликвидации московского отделения церкви Саентологии, указав, что организация является коммерческой, а не религиозной.

Мормоны также не остаются без пристального внимания правоохранительных органов. В 2016 году в церкви мормонов во Владивостоке правоохранительными органами были изъяты диски с детской порнографией, которые, по словам представителей церкви, были подброшены, чтобы подпортить репутацию организации. Весной 2017 года в здании церкви снова проводились обыски и проверки. 23 июля 2017 года против члена общины было возбуждено уголовное дело по 2 ст. 294 УК РФ (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования).

В целом надо сказать, что религиозные меньшинства в России сталкиваются с серьезными проблемами после введения закона против экстремизма, согласно которому с 2007 года религиозный экстремизм определяется как пропаганда «религиозного превосходства», даже без обязательного применения или угрозы применения насилия, а также с принятием «пакета Яровой». Думаю, стоит ожидать ужесточения контроля деятельности саентологов и мормонов.

РП: Очень много говорится о том, что интересы сект защищают самые лучшие юристы и часть политической элиты. Именно поэтому так сложно с ними бороться…

ЕК: Ну, вот на деле оказывается, что бороться совсем несложно. Смотрите: всего за несколько дней слушаний Верховный суд России признал центральную организацию «Свидетелей Иеговы» экстремистской. Деятельность 175 тысяч «свидетелей» в России оказалась запрещена, а все имущество будет конфисковано в пользу государства. Ни лучшие юристы, ни якобы сочувствующая элита ничего сделать не смогли, при том, что это одна из самых обширных и влиятельных христианских организаций в мире, в ней 8 миллионов человек.

РП: В России, как и во всех демократических странах, провозглашена свобода совести и вероисповедания. Вы говорите о преследованиях нетрадиционных конфессий. У меня и многих людей сложилась иная точка зрения: в России, наоборот, слишком беззубое государство. Власти говорят об экстремизме и федеральные каналы обличают секты, а реальный выхлоп невелик. Ведь наверняка тот же Минюст и Генпрокуратура смогут доказать Верховному суду недопустимость деятельности множества нетрадиционных конфессий.

ЕК: Наше законодательство является вполне «зубастым». Мошенничество, экстремизм и пропаганда экстремизма, антигосударственные действия — все это есть в Уголовном кодексе и КоАП, за все это человека можно привлечь к ответственности. Если оказывается, что такие нарушения систематически связаны с каким-то религиозным течением — оно вполне может быть признано экстремистским и запрещено целиком. Хороший пример — ваххабизм. Если же человек соблюдает закон, то во что он при этом верит – дело его.

Минюст и Генпрокуратура делают свое дело по охране правопорядка независимо от религии, и это правильно. Россия — правовое государство, поэтому в рамках закона она не должна быть особенно зубастой, дискриминирующей в отношении религиозных меньшинств. Напомню, что Конституция Российской Федерации гарантирует свободу совести, свободу вероисповедания, право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» подтверждает «равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений». Исключением является только православие, за которым признана особая роль в истории России.

РП: Последние 10 лет российское общество буквально сходит с ума от всевозможных тренингов и программ повышения личностного роста. Насколько это безопасно? Существует ли грань между вполне безобидными курсами, на которых человек, например, улучшает свои коммуникативные качества, и погружением в процесс постоянного «совершенствования», который вытягивает остатки рефлексии и денег?

ЕК: Я не буду говорить о тренингах ораторского искусства, деловой коммуникации и других практических навыков. Мне они кажутся вполне безобидными и даже иногда полезными. Остановимся на тренингах личностного роста, которые стоит понимать неоднозначно.

Тренинги личностного роста появились в России в период распада СССР. Они, как и новые религиозные движения, заполнили образовавшийся тогда в обществе духовно-идеологический вакуум. С тех пор в нашей стране наблюдается огромное количество разного рода тренинговых программ, которые направлены на глубокое  изменение личности человека, на его развитие и раскрытие его потенциала с помощью разнообразных, в том числе психологических, приемов и методов.

Система, принятая в тренинговой программе, часто подается как некая универсальная и тотальная «наука жизни», как учение, объясняющее смысл жизни, дающее ключ к «счастью» через изменение личности. В 2006 году в России насчитывалось около 500 тренинговых компаний (половина из них в Москве).

Тренеров, предлагающих такого рода услуги, много, но далеко не все они хороши. Чтобы отличить хороший тренинг от плохого, а профессионального тренера от обыкновенного шарлатана, необходима, вообще говоря, экспертиза тренинговых программ. Проблема в том, что в России до сих пор нет системы сертификации тренеров личностного роста, или, как их ещё называют, коучей.

В 2016 году в комитете по экономической политике Совета Федерации был предложен законопроект об обязательном лицензировании специалистов, оказывающих психологическую помощь. Если законопроект примут, то можно будет избежать некачественной психологической помощи, или, по крайней мере, привлечь к ответственности тех, кто ее оказывал.

Также нет лицензирования тренинговых организаций. Не существует и законов, по которым неквалифицированные ведущие тренинговых программ могли бы привлекаться к ответственности. Пострадавшие иногда обращаются в правоохранительные органы, но доказательную базу, как правило, собрать трудно. Например, в 2016 году в Москве на тренинге, обещавшим сделать из клиентов за три дня «настоящих мужчин», умер участник. Одно из упражнений требовало выполнять упражнение «планка» как можно дольше, и у 40-летнего мужчины не выдержало сердце. Кардиологические проблемы у него были и раньше, но организаторы тренинга этим не поинтересовались. Уголовное дело не было заведено.

Разумеется, существуют тренинговые программы, чьи ведущие действительно стараются решать психологические, личностные проблемы клиентов, и делают это со знанием дела. Других интересует лишь финансовая выгода, а о душевном состоянии клиента они заботятся мало. Поскольку законодательно эта сфера очень мало регулируется, в тренинговой нише много дилетантов и мошенников, и тренинги личностного роста сильно дискредитировали саму идею тренингов.

Часто спрашивают: как же отличить хороший тренинг от плохого? Универсального руководства нет, но есть несколько довольно надежных правил.

Плохой тренинг часто обещает в своей самопрезентации грандиозные, глобальные результаты: «изменит вашу судьбу…», «вы достигнете полного взаимопонимания… сумеете эффективно взаимодействовать с людьми и влиять на них…». Стоит насторожиться, если в названии будут непонятные и высокопарные слова, типа «Лаборатории эзотерического знания», «Академии парапсихологической науки». Вероятнее всего, это шарлатаны.

Не следует доверять программам, в рамках которых в большой группе, в короткие сроки (2-3 дня) обещается проведение психотерапии с использованием всевозможных психологических методов. Настоящая групповая психотерапия — отдельный вид психологической практики, длящийся месяцами, порой годами, но никак не обходящийся 2-3-мя днями. На кого-то такая «шоковая» терапия окажет положительное воздействие, но кого-то она сломает. Очень сложно за два дня разобраться в каждой травме, выяснить причину зажатости человека, его комплексов, боли, и излечить их.

РП:  А что происходит с человеком на плохом тренинге?

ЕК: На плохом тренинге психику человека часто раскачивают, как маятник, от радости до слез, заставляя выражать свои эмоции. После этого жизнь в группе кажется яркой, а вне нее — серые безэмоциональные будни, в которых человек оказывается один на один со своими проблемами. Недобросовестные компании могут «подсадить» клиента на эмоции, как на наркотическую иглу. У человека формируется зависимость от тренингов и тренера, и он снова записывается на тренинг, чтобы вырваться из серых будней. Чтобы подтолкнуть к повторным визитам, некоторые компании делят свои тренинги на разные ступени, обещая на каждой из них новую степень прогресса — разумеется, за новые деньги.

Еще одна характеристика плохих тренингов — непрофессионализм тренеров. Нередко бывает, что многие из них не имеют психологического образования, обладая при этом красивым сертификатом, полученным на трехмесячных психологических курсах. Если собираетесь обращаться к тренеру, стоит поинтересоваться, есть ли у него научная степень, научные публикации, монографии. Если тренер считает себя разработчиком собственной теории – узнайте, насколько она обоснована, признана ли в научных кругах.

Как «тревожный звоночек» нужно упомянуть навязчивое приглашение тренеров-коучей записываться на более дорогие, «продвинутые» курсы, требование приглашать друзей, родственников и коллег, или же полностью изолироваться от них, если они плохо относятся к такой перспективе.

Стоит задуматься, если с вами неохотно делятся информацией о тренинге, обходясь фразами вида: «тысячам людей мы принесли реальную пользу…», «можете прочитать отзывы о нас участников тренинга…», «…будьте уверены — после нашего тренинга, у вас значительно улучшатся отношения с…», «только посетив тренинг, ты поймешь, что это такое», «это нельзя объяснить словами — это надо пережить».

Чем более размыты цели тренинга, например, «мы стремимся улучшить человеческие отношения», «мы несем добро людям», тем больше возможностей направить тренинг в любое русло.

Если Вам заявляют, что тренинг обладает 100% эффективностью, стоит насторожиться и попросить обосновать заявленную цифру.

Если утверждают, что программа тренинга уникальна и будет проводиться только один раз, либо единственный раз за названную вам специальную цену, то качество такого тренинга сомнительно.

Если в тренинговой программе используют понятия «карма», «эгрегор», «целительство», «астрал», «астральное тело», «тонкий мир» и т. д. — это сомнительное мероприятие. Ни одно из этих понятий не употребляется в качестве научного явления, и не имеет четкого соответствия чему-то реальному.

Профессиональные психологи и психотерапевты предостерегают от посещения таких тренингов, так как справедливо предполагают, что они могут нанести вред психике человека. Известно немало случаев, когда психологические травмы, нанесенные недобросовестными тренингами, приходилось затем лечить долго и тяжело. В группе риска по недобросовестным тренингам — люди, переживающие стресс, из которого они не могут выйти сами, испытывающие чувство одиночества, неудовлетворенность духовных потребностей, имеющие подвижную психику, жители крупных городов.

РП: Известно ли вам о случаях, когда под вывеской каких-либо курсов практической психологии проходила или проходит религиозная пропаганда. Например, когда людей приобщают к учению о том, что корень решения всех проблем заключается в чистке чакр, возвращении некой родовой памяти и пр.

ЕК: Да, в некоторых, (но не во всех) тренинговых программах личностного роста есть особое суждение о религии, чаще всего индуистского толка. Обычно это сборная солянка эзотерических представлений о чакрах, эгрегорах, карме, духовной энергии и т.д.

Сейчас особенно много появляется психологических тренингов для женщин. Возьмем тренинги «истинной женственности», которые процветают в Москве уже лет 10, а ходит на них по несколько сот женщин разом. За многими из них скрывается приглашение в эзотерическую, религиозную организацию, которая вполне может покалечить психику. Большинство известных в России ведических авторов, а также созданная ими «ведическая психология» состоят в организации «Международное общество сознания Кришны», проще говоря, принадлежат к кришнаитам. У них есть вторые кришнаитские имена, например, Олег Торсунов — Аударья Дхама дас, Руслан Нарушевич — Чайтанья дас.

Не факт, что любая, кто слушает Торсунова или Валяеву, попадет к кришнаитам, однако уровень критического мышления такой женщины будет под угрозой. Достаточно вспомнить, как часто «ведические» авторы повторяют, что ум — это не сильная сторона женщины. В целом, мне кажется сомнительными компетенции автора курса, который приводит в качестве фундаментальной базы своей психологической концепции Библию, Веды и т.д. Не исключено искаженное толкование этих книг, да и само по себе странно основывать собственное психологическое направление на религиозных догмах.