Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views : Ad Clicks : Ad Views :

Семь вопросов Татьяне Прониной

/
/

На вопросы Русского религиоведческого общества отвечает доктор философских наук, профессор кафедры философии и методологии науки факультета истории, мировой политики и социологии и руководитель направления подготовки «Религиоведение» Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина Татьяна Сергеевна Пронина.

1. Как бы Вы охарактеризовали современный этап развития отечественного религиоведения?

Российское религиоведение за постсоветский период прошло довольно активный путь развития, что связано и с изменением статуса религии, религиозных объединений, законодательства, всплеском интереса исследователей к данной сфере. Прошел процесс определенной институализации. Исследователи наработали значительный эмпирический материал, освоили методологию, разработанную зарубежными учеными, в чем-то даже уже успешно ее адаптировали к российскому религиозному континууму. Сегодня научные результаты российских исследователей интересны, содержательны, методологически грамотны.

2. В какой степени, на Ваш взгляд, развитие отечественного религиоведения коррелирует с аналогичными процессами в мировой науке?

На сегодняшний день российские религиоведы вполне успешно освоили наработки зарубежных коллег, используют их не механически, а с учетом российских особенностей, отмечая различия в течении процессов, но и признавая наличие общих закономерностей. Какого-либо существенного отставания я уже не вижу.

3. В чем специфика российского религиоведения как локальной научной традиции?

Специфика определяется историко-культурным контекстом: сохраняющееся влияние атеистической методологии, чему способствует отсутствие традиции теологических исследований, идеологизация данной сферы науки; сама религиозная ситуация с безрелигиозным населением, но с высокой степенью декларируемой религиозности на уровне культурной идентичности, определяет предметы интересов религиоведов, существенно отличные от зарубежных.

4. Влияет ли, и если да, то в какой степени, специфика религиозной ситуации в современной России на развитие отечественного религиоведения?

Да, влияет, как уже было сказано выше, также формирование особой модели взаимодействия Русской православной церкви с государством, возможность использовать административно-принудительный ресурс, отрицательно сказывается на развитии независимых исследований этой сферы (региональный пример: представитель епархии рекомендовал: все исследования, затрагивающие Русскую православную церковь, православных, должны быть представлены в епархию, и только после одобрения могут быть опубликованы).

5. Какие аспекты религиоведческого образования в настоящее время представляются для Вас наиболее важными и существенными?

Самый существенный: сохранить религиоведческое образование, суметь преодолеть идеологически-репрессивный натиск Русской православной церкви на религиоведение, убедив государственные структуры в важности данного образования для формирования объективного представления, экспертной работы.

6. Какие главные научные проблемы в религиоведении, на Ваш взгляд, сегодня в наибольшей степени заслуживают внимания?

Междисциплинарность исследований как обязательный фактор; вопросы методологии, чтобы не только социология религии развивалась, но психология религии, активное применение феноменологических, антропологических методов. Несомненно, важен весь круг проблем, связанных со сферой религии.

7. Каких организационных форм сотрудничества в настоящее время не хватает российскому религиоведению?

Реально, таких форм и нет, существующие сообщества не могут консолидировать религиоведов, или не хотят, действуют вновь по принципу дробления, группирования. Единственный на данный момент способ объединения – совместная работа в проектах, поддержанных грантами. Острая же необходимость, жизненная, которая бы сильно способствовало укреплению академических позиций религиоведения – развитие журналов на платформе Scopus и Web of Science.