Алессандро Ставру. ИОГАНН ЯКОБ БАХОФЕН

Алессандро Ставру. ИОГАНН ЯКОБ БАХОФЕН

Иоганн Якоб Бахофен (1815-1887) — швейцарский исследователь мифологии, римского права и истории. Его самые известные произведения Grabersymbolik (“Погребальная символика”,  1859) и Mutterrecht (“Материнское право”, 1861)[1] оказали огромное влияние на культуру двадцатого столетия, причем даже на те ее области, что не так уж тесно связаны с историей религий.

Жизнь. Иоганн Якоб Бахофен родился в патрицианской семье в Базеле (Швейцария) 22 декабря 1815 года. Его отец, тоже Иоганн Якоб Бахофен, владел весьма прибыльным делом по производству шелковой тесьмы, которое принадлежало его семье с 1720 года. О накопленном Бахофенами состоянии можно было судить по большому количеству принадлежащей им недвижимости и богатой коллекции произведений искусства. Мать Бахофена, Валерия Мериан, происходила из одной из самых выдающихся семей Базеля, подаривших городу влиятельных дельцов, политиков и университетских профессоров.

Бахофен воспитывался как благочестивый прихожанин одной из общин французской Реформатской церкви. В 1831 году он становится студентом педагогиума, подготовительного колледжа при Базельском университете, куда он поступает уже в 1834 году. Здесь самым важным для него человеком становится преподаватель латинского языка Франц Дорофей Герлах, с которым они остались друзьями до конца жизни. С 1835 по 1837 год Бахофен учился в Берлинском университете, посещая лекции выдающегося представителя исторической школы права Фридриха Карла фон Савиньи, географа-романтика Карла Риттера, чьи занятия по древней географии имели огромное значение для бахофеновской теории матриархата, филологов Августа Бёка и Карла Вильгельма Лахманна, а также историка Леопольда фон Ранке. Чтобы углубить свои познания в римском праве Бахофен проводит зимний семестр 1837-1838 гг. в Гёттингенском университете, слушая курсы Густава Гуго (основателя исторической школы права и друга Савиньи) и исследователя классической древности Карла Отфрида Мюллера. В 1838 году, получив докторскую степень за исследования римского права в Базельском университете, Бахофен на год направляется в Париж, где посещает Школу права и Коллеж де Франс, чтобы слушать Пеллегрино Росси, и еще на один год — в Лондон и Кембридж. К 1840 году он возвращается в Базель и на следующий год получает здесь пост профессора римского права, а в 1842 году — должность судьи по апелляционным делам в местном уголовном суде, на которой он пробудет 25 лет, и, наконец, в 1844 году Бахофен становится членом базельского сената. Тогда же ему пришлось оставить профессуру из-за направленной против него кампании, которую организовала местная пресса; в 1845 году он отказывается и от места в сенате. Позже Бахофен недолго служил в университетском правлении (1855-1858), но оставил и этот пост из-за конфликтов с одним из коллег. После этого он окончательно прощается с академической жизнью.

Поворотный момент в жизни Бахофена наступает во время его первого путешествия в Италию в 1842 году (за ним последовали и другие: 1848-1849 гг., 1851-1852 гг., 1863 г. и 1865 г.). Здесь, особенно во время посещения римских археологических музеев и древних захоронений, он обрел вдохновение для написания работ о доисторической, доримской и раннеримской Италии, а также о восточном влиянии на римскую историю; здесь для него становится очевидной значимость материала погребений (Graberwesen) для изучения древности. Другие предпринятые Бахофеном археологические турне только укрепили его приверженность к избранному подходу к исследованию древнего мира: он посещает Грецию (1851-1852 гг.), Британский музей в Лондоне (1847 и 1852 гг.), Лувр в Париже (1852, 1860, 1864 и 1865 гг.), Испанию и Южною Францию (1861 г.).

Оставив занятия римским правом, принесшие ему славу уважаемого ученого, Бахофен отказывается и от господствующего метода классической филологии: в первый раз в работе Geschichte der Romer (1851), где он откровенно нападает на методы выдающихся историков Бартольда Нибура и Теодора Моммзена, а затем и в книгах Grabersymbolik и Mutterrecht. Последние две книги, которые нельзя рассматривать по отдельности, представляют собой итог длившегося семнадцать лет собирания и упорядочивания огромного количества письменных и археологических сведений,большая часть которых до сих пор остается неопубликованной.

В конце 1860-х гг. Бахофен приступает к изучению самых именитых этнологов и антропологов своего времени: Джона Фергюсона Мак-Леннана, Вернера Мюнцингера, Джона Леббока, Эдуарда Бернетта Тайлора, Адольфа Бастиана и Льюиса Генри Моргана и многих других (в целом он прочел работы более чем шестисот разных авторов). В эти годы он планирует исправленное издание “Материнского права”, в котором были бы рассмотрены “остатки системы материнского господства, сохранившиеся у всех народов мира”, как он писал в письме к Генриху Майер-Окснеру (10 ноября 1870 г.). Бахофен так и не осуществил этот замысел, но он издал собранные этнологические сведения в Antiquarische Briefe (1880 и 1886 гг.). Бахофен умер 25 ноября 1887 года, оставив после себя супругу Луизу Элизабет Буркхардт, на которой он женился в 1865 году, и двадцати однолетнего сына.

Творчество. Диссертация Бахофена по римскому праву была написана на латинском языке: De romanorum iudiciis, de legis actionibus, de formulis et de condicione (1840). Его лекция “Das Naturrecht und das geschichtliche Recht in ihren Gegensatzen”, прочитанная по случаю вступления в должность профессора Базельского университета, важна для пониманию того, каким образом Савиньи повлиял на его восприятие римской правовой традиции. Другие работы на ту же тему: Die lex Voconia und die mit ihr zusammenhangenden Rechtsinstitute (1843) и Das romische Pfandrecht (1847). Главные работы Бахофена о римской истории: Politische Betrachtungen uber das Staatsleben des romischen Volkes (издана посмертно в 1888 г.) и Die Geschichte der Romer (1851 г., в совместной редакции с Герлахом).

Отрицание Бахофеном университетской филологии и его обращение к символическому подходу в изучении древности яснее всего обозначено в письме к Савиньи, датированном 24-27 сентября 1854 года (опубликовано как “Eine Selbstbiographie” в Zeitschrift fur vergleichende Rechtswissenschaft 34, 1916, pp. 337-380). В этом контексте предельно важным  оказывается впечатление, произведенное на Бахофена археологическими памятниками античных Греции и Рима (см. Griechische Reise, написана в 1851 г., издана в 1927 г. под редакцией Георга Шмидта). Другие работы, предваряющие его исследования погребальной символики и гинекократии: Das alte Italien (особенно неполная рукопись 104, написанная в 1855 году) и лекция “Uber das Weiberrecht”, прочитанная 9 сентября 1856 года в Штутгарте (Verhandlungen der 16, Versammlung deutscher Philologen, Schulmanner und Orientalisten, 1857, pp. 40-64). Самые главные главные книги Бахофена: Versuch uber die Grabersymbolik der Alten (1859) и Das Mutterrecht: Eine Untersuchung uber die Gynaikokratie der Alten Welt nach ihrer religiosen und rechtlichen Natur (1861); вторая книга посвящена его матери, Валерии Мериан Бахофен.

В работе Grabersymbolik, на которую сильно повлияла книга Георга Фридриха Крейцера Symbolik und Mythologie der alten Volker (18819-1822), миф рассматривается как “экзегеза символа” (Gesammelte Werke, 1943-1967, vol. 4, p. 61). Через последовательность взаимосвязанных действий миф рассказывает о том, что именно воплощает в себе и объединяет собой символ. Точно так же, как и рассудочный философский трактат миф отворяет глубину и непроницаемое молчание символа и при этом сберегает и не дает нарушить его внутренней таинственности: “растолковать таинственное учение словами — значит совершить святотатство против высшего закона; о тайне можно говорить только словами мифа” (Gesammelte Werke, 1943-1967, vol. 4, p. 61). Символы погребального искусства (Бахофен исследует греческий, римский, египетский и малоазийский материал) способны указать путь к самой сути древности и через нее к сути религии. В Grabersymbolik самыми значимыми из всех исследуемых символов оказываются три мистериальных яйца и плетущий канат Окн. Мифы, надстраиваемые над этими символами, объясняют отношения между космическими силами жизни и смерти, света и тьмы, духа и материи, мужского и женского, правого и левого, а также двойственность политической власти в Риме, которую выражают отношения Ромула и Рема (а также консулов и других магистратов).

Символический дискурс Grabersymbolyk воспроизводится и в самой известной работе Бахофена — Mutterrecht. Здесь представлена теория эволюции общества с самых древних времен до современности через последовательную смену трех культурных стадий (Kulturstufen). Согласно этой схеме, стадии патриархального общества, которая начинается со времен гомеровской древности и продолжается до настоящего времени, в доисторические времена предшествовали две более ранние универсальные стадии. Самой первой стадией был гетеризм (или афродитизм), эпоха промискуитета и общественной анархии, близкая по своей сути к изначальному состоянию природы. В это время люди обитают в болотах, не имея друг перед другом никаких юридических или этических обязательств, а женщины были полностью беззащитны перед господствующим положением любого мужчины в первобытной орде. Поскольку происхождение человека могло быть установлено только со стороны матери, женщины в определенный момент выступили против этой неупорядоченной жизни и установили материнское право, ставшее одновременно и юридической системой, и социальным порядком, и религиозным мировоззрением, основанным на принципе матрилинейности (с точки зрения Бахофена этот аспект социальной организации яснее всего обнаруживается у древних ликийцев: см его книгу Das lykische Volk und seine Bedeutung fur die Entwicklung des Alterthums, 1862). Таким образом, вторая стадия — гинекократия — характеризовалась ненасильственной властью матрон, которые обеспечивали и поддерживали благочестие, общественное благополучие и процветание народа и всей жизни в целом. Вторая стадия по сути своей была земледельческой, и потому в это время почитание хтонических и лунных божеств преобладало над культами небесных и солнечных божеств. Важнейшим божеством считалась мать-богиня Деметра, непосредственно связанная с плодородием земли и фертильностью женщин. И все же ко времени своего заката гинекократия вырождается в амазонизм, то есть в военное превосходство женщин над мужчинами. Реакция на принцип женского главенства начинает воплощаться в дионисийской религии, развитие которой означает закат гинекократии и открывает третью и последнюю культурную стадию — патриархат. В эпоху патриархата дионисийский принцип очень скоро заменяется аполлоническим, на смену ему приходит римское право, а его впоследствии заменяет христианство. Люди объединяются сначала патрилинейные семьи, семьи — в города, города — в царства, а царства — в империи. Бахофен утверждает, что патриархальный порядок означает победу духа над материей, культуры над природой, разума над инстинктом, но вместе с этим произвол одерживает верх над свободой, общественная иерархия — над единством равных, насилие — над мирным существованием. После Аполлона главным божеством в этот период становится Зевс, отец и царь олимпийских богов, воплощающий духовный, уранический, мужской принцип.

Предположение о том, что у римской истории были гинекократические и восточные истоки легло в основу самого значительного труда периода творческой зрелости Бахофена: Die Sage von Tanaquil: Eine Untersuchung uber den Orientalismus in Rom und Italien (1870); эту книгу сопоставляли с популярнейшей Romische Geschichte (1854-1856) Теодора Моммзена. Посвященная Генри Льюису Моргану книга Antiquarische Briefe vornehmlich zur Kenntnis der altesten Verwandtschaftsbergriffe (1880/1886) демонстрирует, насколько велико было влияние американского ученого на Бахофена начиная с 1874 года и далее; именно Морган вдохновляет Бахофена на масштабные исследования (до сих пор не изданные полностью) института авункулата в матрилинейных обществах. Посмертно изданная работа Romische Grablampen (1890) свидетельствует, что буквально в последние недели своей жизни Бахофен возвращается к исследованиям погребального символизма.

Рецепция и влияние. Прижизненное признание Бахофен получил лишь за те свои труды, что были посвящены римскому праву. Работы по римской истории и мифологии критиковались или вовсе игнорировались большинством современных ему ученых. Его творчество вызвало восхищение только у двух специалистов: у Генриха Майер-Окснера, такого же состоятельного независимого исследователя, как и сам Бахофен, и у Алексиса Жиро-Тёлона, почётного профессора Женевского университета французского происхождения. Бахофен переписывался с обоими учёными на протяжении нескольких лет. На Жиро-Тёлона особенно сильное влияние оказала книга Mutterrecht, основные теоретические положения которой он переформулировал в собственных работах La mere chez certains peuples de l’antiquite (1867) и Les origines du mariage et de la famille (1884). Эти книги представляли этносоциологические концепции Бахофена со строго научной и потому упрощенной точки зрения, что однако, сделало их доступными для антропологов, этнологов и социологов того времени. К предложенным Жиро-Тёлоном интерпретациям идей Бахофена проявили большой интерес Леббок (The Origin of Civilization, 1870) и Мак-Леннан (Studies in Ancient History, 1876); даже Морган заявил, что именно швейцарский учёный на самом деле является его предшественником (Ancient Society, 1877). В последние годы XIX столетия и вплоть до 1920-х гг. Бахофен считался предтечей изучения эволюции семейных отношений, а концепции гетеризма и матрилинейной гинекократии вызвали множество споров. И даже по мере развития науки эти темы были оставлены в стороне, бахофеновская теория культурных стадий (Kulturstufen), тесно связанная с теорией культурных кругов (Kulturkrese) сохранила свое место в этнологии и социологии первой половины XX века (см., например, работы Лео Фробениуса, Освальда Шпенглера, Адольфа Эллегарда Йенсена и Вильгельма Шмидта).

Труды Моргана и вдохновленные Бахофеном идеи Жиро-Тёлона о первобытном коммунизме оказали влияние на Карла Маркса (см. The Ethnological Notebooks, изданные под редакцией Лоуренса Крэйдера в 1972 году) и Фридриха Энгельса (Der Ursprung der Familie, des Privateigenthums und des Staates, 1884; в четвертом издании влияние Бахофена чувствуется ещё сильнее). Позже эта тематика рассматривалась в работах Поля Лафарга, Генриха Кунова, Вильгельма Райха, Эриха Фромма, Макса Хоркхаймера и Эрнста Блоха.

Наибольшую популярность работы Бахофена обретают в 1920-х годах, когда их заново открывают участники мюнхенского кружка “Космикер” Карл Вольфскель, Альфред Шулер и Людвиг Клагес. Книга Клагеса Vom Kosmogonischen Eros (1922) начинает настоящий “бахофеновский ренессанс”, затронувший целый ряд областей и направлений: от мифологического символизма (Carl Albrecht Bernoulli, J.J. Bachofen als Religionsforscher [1924]; Alfred Baumler, “Bachofen, der Mythologe der Romantik”, введение к переработанной антологии трудов Бахофена Der Mythus von Orient und Occident, edited by Alfred Baumler and Manfred Schroter [1926]; Karl Kerenyi, Bachofen und die Zukunft des Humanismus [1945]) до психологии (Карл Густав Юнг, предлагавший перевести труды Бахофена на английский язык, и Эрих Нойманн), литературы (Гуго фон Гофмансталь, Герхарт Гауптман, Вальтер Беньямин, Томас Манн), древней истории (Джордж Томсон), градостроительства (Льюис Мамфорд) и феминизма (Август Бебель, Робер Бриффо, Эрнест Борнеманн, Эвелин Рид, Ида Мальи, Мария Луиза Янссен-Юррейт, Рихард Фестер и Хайде Гёттнер-Абендрот).

 

Библиография

Подробный перечень изданных работ Бахофена и подборка литературы о его жизни и творчестве доступна в Hans-Jurgen Hildebrandt, J.J. Bachofen: A Bibliography of the Primary and Secondary Literature (in English and German; Aachen, Germany, 1988). Большая часть изданных и ранее не изданных работ Бахофена представлена в Gesammelte werke, 8 vols., под редакцией Карла Мейли и др (Basel, 1943-1967). До сих пор не изданные десять тысяч рукописных страниц, находящиеся в архиве Базельского университета, тщательно описаны в Johannes Dormann, Archiv J.J. Bachofen auf der Grundlage des Nachlasses J.J. Bachofen (Basel, 1987; дополнение к Gesammelte werke, vol. 5). Дополнительные исследования архива Бахофена: Emanuel Kienzle, “Nachwort,” in Gesammelte werke, vol. 6, pp. 459-477 (1951); Ernst Howald, “Nachwort”in Gesammelte werke, vol. 4, pp. 507-560 (1954) и Philippe Borgeaud, La mythologie du matriarcat: L’atelier de J.J. Bachofen (Geneva, 1999). Извлечения из главной работы Бахофена в переводе на английский язык с примечаниями, словарем терминов и библиографией см. Myth, Religion, and Mother Right: Selected Writings of J.J. Bachofen, в переводе Ральфа Маннгейма, с предисловием Джорджа Боаса и введением Джозефа Кэмпбелла (Princeton, 1967; 2d ed., 1992).

Самый полный очерк жизни и творчества Бахофена до 1861 годав см. в Karl Meuli, “Nachwort,” in Gesammelte werke, vol. 3, pp. 1011-1128 (1948). Годы, предшествовавшие написанию Die Sage von Tanaquil (1870) описаны в Emanuel Kienzle, “Nachwort,” in Gesammelte werke, vol. 6, pp. 447-451 (1951), период после 1870 — в Johannes Dormann, “Bachofens ‘Antiquarische Briefe’ und die zweite Bearbeitung des Mutterrechts,” in Gesammelte werke, vol. 8, pp. 523-602 (1966). Своеобразие Бахофена в немецком научном мире того времени является главной темой в Jonathan D. Fishbane, Mother-right, Myth, and Renewal: The Thought of J.J. Bachofen and Its Relationship to the Perception of Cultural Decadence in the Nineteenth Century (Ann Arbor, Mich., 1982) и в Lionel Gossman, Basel in the Age of Burckhardt (Chicago and London, 2000), pp. 111-200; Лионель Госсман также уделяет особое внимание отношению Бахофена к Моммзену: “Orpheus Philologus: Bachofen versus Mommsen on the Study of Antiquity,” Transactions of the American Philosophical Society 73 (1983): 1-89. Исследования Бахофена по истории римского права проанализированы в Roy Garre, Fra diritto romano e giustizia popolare: Il ruolo dell’attivita giudiziaria nella vita e nell’opera di J.J. Bachofen (Frankfurt am Main, 1999) и в Annamaria Ruffino, Diritto e storia: J.J. Bachofen e la cultura giuridica romantica, 2d ed. (Naples, 2002). Его концепция исторического развития рассматривается в Georg Schmidt, J.J. Bachofens Geschichtsphilosophie (Munich, 1929), Johannes Dormann, “War J.J. Bachofen Evolutionist?” Anthropos 60 (1965): 1-48; и Andreas Cesana, J.J Bachofens Geschichtsdeutung (Basel, 1983); об отношении Бахофена к политике см. в Max Burckhardt, J.J. Bachofen und die Politik (Basel, 1942).

Своей популярностью в Германии во второй половине XX века труды Бахофена обязаны марксизму и феминизму (см. Uwe Wesel, Der Mythos vom Matriarchat [Frankfurt am Main, 1980] и Hartmut Zinser, Der Mythos des Mutterechts [Frankfurt am Main, 1981]), литературе (Walter Muschg, Bachofen als Schriftsteller [Basel, 1949])  и психологии (Adrien Turel, Bachofen-Freud: Zur Emanzipation des Mannes vom Reich der Mutter [Bern, 1939]). Обобщенную реконструкцию “бахофеновского ренессанса” можно найти в Das Mutterrecht von J.J. Bachofen in der Diskussion, edited by Hans-Jurgen Heinrichs, 2d ed. (Frankfurt am Main, 1987). Другие сборники: J. J. Bachofen (1815–1887): Eine Begleitpublikation zur Ausstellung im Historischen Museum Basel, edited by Barbara Huber-Greub (Basel, 1987) и Matriarchatstheorien der Altertumswissenschaft, edited by Beate Wagner-Hasel (Darmstadt, Germany, 1992).

Во Франции, где перевод “Материнского права”, сделанный Группой феминистских исследований, был издан в Париже в 1903 году (новый перевод Этьена Барилье вышел в 1996 году в Лозанне), критический настрой Эмиля Дюркгейма не позволил идеям Бахофена обрести хоть какое-нибудь влияние в пределах Социологической школы. В Италии же, напротив, большая часть трудов Бахофена была переведена (начиная с антологии Le madri e la virilita olimpica (Milan, 1949) под редакцией Юлиуса Эволы), и несколько ученых написали ряд работ, посвященных разным сторонам деятельности швейцарского мифолога (среди них: Арнальдо Момильяно, Джампьера Аригьони, Джули Скьявони, Эва Кантарелла, Джампьеро Моретти). Посвященные Бахофену международные конференции прошли в 1987 и 1988 годах (Пиза “Seminario su J.J. Bachofen,” Annai della Scuola Normale di Pisa 18 [1988]: 599–887; Рим: “J. J. Bachofen e la discussione sull’origine dello Stato,” Quaderni di Storia 28 [1988]: 7–139).

 

 

Alessandro Stavru. Bachofen, J.J. Encyclopedia of Religion, vol. 2, pp. 730-733. Перевод с английского и примечания И.С. Анофриев.

 

[1] Перевод фрагмента этой работы на русский язык см.: Бахофен И. Материнское право. Пер. Е. В. Рязановой // Классики мирового религиоведения. Антология. Т. 1 / Сост. и общ. ред. А. Н. Красникова. — М.: Канон+, 1996. — 496 с. (История философии в памятниках.) С. 217—267. – прим.пер.