26

статей

Рубрика

Переводы

Илкка Пюсиайнен. Как работает религия: на пути к новому когнитивному религиоведению [ФРАГМЕНТ] / Пер. с англ. Т. Малевич, К. Дараган,…
Илкка Пюсиайнен. Как работает религия: на пути к новому когнитивному религиоведению [ФРАГМЕНТ] / Пер. с англ. Т. Малевич, К. Дараган,…

Pyysiäinen I. How Religion Works: Towards a New Cognitive Science of Religion. – Leiden – Boston: Brill, 2003. – P. 1-8.   ГЛАВА 1 ВВЕДЕНИЕ: КОГНИТИВНЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ РЕЛИГИИ   Категория «религия»   Не существует научной теории религии «вообще». Помимо теорий, касающихся отдельных религиозных феноменов, у нас есть только несколько конкурирующих определений слова «религия» и его отношения к реальности. На практике ученые используют народные теории религии [folk theories of religion], которые основываются на прототипическом эффекте иудео-христианской традиции и могут содержать или исключать трансцендентные допущения об уникальной [sui generis] природе религии (см.: Guthrie 1980; 1993:5-17; Lawson and McCauley 1990:33-41; Boyer 1993a:4-18; Saler 2000; McCutcheon 1997a). Следовательно, «религия» является не научной, объяснительной категорией, а просто эвристическим инструментом, помогающим ученым соединять феномены, связанные, по их мнению, некоторым семейным сходством и напоминающие аналогичные феномены в иудео-христиано-исламских традициях. ...

Йеспер Сёренсен. Религия в сознании: обзорная статья о когнитивном религиоведении / Пер. с англ. и прим. К. Дараган, Т. Малевич,…
Йеспер Сёренсен. Религия в сознании: обзорная статья о когнитивном религиоведении / Пер. с англ. и прим. К. Дараган, Т. Малевич,…

Когнитивное изучение религиозного поведения Можно возразить, что вышеизложенная аргументация отдает интеллектуализмом. Разве религия – это только представления, а не практики и поведение? Рассматривая религиозное поведение, нужно задаться вопросом, каким образом отличать религиозное поведение от нерелигиозного. Это такое поведение, которое эксплицитно или имплицитно мотивировано религиозными верованиями? Это такое поведение, которое тем или иным образом касается религиозных понятий, например, богов, духов или предков? Или же в действительности нет никакого религиозного поведения, есть только поведение, которое иногда сопутствует религиозным понятиям[1]? Когнитивное религиоведение вообще не отвечало на эти вопросы, и их исследование, казалось, не поддается традиционным экспериментальным методам. По прошествии времени стало нарастать осознание того, что различные типы поведения связаны с разными когнитивными механизмами и последствиями и, следовательно, объяснять их нужно с помощью разных теорий. Эта работа еще только начинается, но чтобы ограничить дискуссию, я проанализирую только современные когнитивные теории ритуала. Ситуация такова, потому что ритуал является прототипом религиозного поведения в традиционном понимании и, чтобы объяснить этот трудный феномен, было создано несколько теорий. ...

Йеспер Сёренсен. Религия в сознании: обзорная статья о когнитивном религиоведении / Пер. с англ. и прим. К. Дараган, Т. Малевич,…
Йеспер Сёренсен. Религия в сознании: обзорная статья о когнитивном религиоведении / Пер. с англ. и прим. К. Дараган, Т. Малевич,…

Jesper Sørensen Religion in Mind: A Review Article of the Cognitive Science Of Religion // Numen. – Vol. 52 (2005). – P. 465-494. Введение В последние годы когнитивный подход к изучению культуры в целом и религиозных феноменов в частности стал получать все большую поддержку в академическом религиоведении. Если еще вчера этот подход отстаивало лишь несколько ученых, пусть и весьма значительных, то сегодня его представляют специализированный журнал (Журнал познания и культуры [Journal of Cognition and Culture]) и целый научный институт (Институт познания и культуры [Institute of Cognition and Culture] в Университете Королевы в Белфасте [Queen’s University Belfast]), а в скором времени появится и Международная ассоциация когнитивного религиоведения [International Association of the Cognitive Science of Religion] (открытие которой запланировано на январь 2006 года в г. Орхус)[1]. ...

Дженсин Андресен. Религия во плоти: религиоведение в поисках новых методологий / Пер. с англ. и прим. Т. Малевич ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Дженсин Андресен. Религия во плоти: религиоведение в поисках новых методологий / Пер. с англ. и прим. Т. Малевич ЧАСТЬ ВТОРАЯ

НЕЙРОННАЯ МОДЕЛЬ РЕЛИГИОЗНОГО ОПЫТА Уайлдмэн и Бразерс (Wildman and Brothers 1999) предлагают многокомпонентную нейронную модель религиозного опыта, сходную с многоуровневой когнитивной теорией, используемой Уоттсом (Watts 1999, 337-340) для исследования возможного эволюционного развития содействующих религиозному сознанию когнитивных процессов. Если Уоттс заинтересован в дальнейшем проведении научной аналогии между религиозным и эмоциональным опытами, то теория Уайлдмэна и Бразерс использует эмпирические проявления клинических случаев для того, чтобы пролить свет на феноменологию дискретных (в противоположность продолжительным) предельных переживаний. Опираясь на Джеймса (James 1902) и Отто (Otto 1950 [1923]), Уайлдмэн и Бразерс утверждают, что длительные предельные переживания сопряжены с продолжительным изменением поведения, личности и верований, тогда как в дискретных переживаниях повторяются пять элементов: (1) сенсорные искажения, например видение окружающих, пронизанных светом, или обонятельные и слуховые ощущения; (2) изменение «я», в том числе ощущение потери индивидуального «я» или растворения во вселенной; (3) таинственные силы, включая благожелательных ангелов и злых демонов; (4) когнитивные изменения, например ощущение обостренного сознания или нереальности мира; и (5) интенсивная эмоциональная реакция, например экстаз (также см. Yamane and Polzer 1994), благоговейный трепет или ужас, вина, ощущение безопасности или глубокое спокойствие. ...

Дженсин Андресен[1]. Религия во плоти: религиоведение в поисках новых методологий / Пер. с англ. и прим. Т. Малевич ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Дженсин Андресен[1]. Религия во плоти: религиоведение в поисках новых методологий / Пер. с англ. и прим. Т. Малевич ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Jensine Andresen. Conclusion: Religion in the Flesh: Forging New Methodologies for the Study of Religion // Religion in Mind: Cognitive Perspectives on Religious Belief, Ritual, and Experience / Ed. by J. Andresen. – Cambridge: Cambridge University Press, 2001. – P. 257-287.   Мой заголовок, который, несомненно, отдает дань уважения превосходному переосмыслению философской методологии, проведенному Лакоффом и Джонсоном (Lakoff and Johnson 1999), подчеркивает, что если мы хотим продолжить поиск новых способов понимания религии, нам нужно ориентироваться в исследованиях во многих областях знаний. Междисциплинарное сотрудничество последнего десятилетия, или около того, показало, что методологии одной единственной дисциплины часто не способны охватить концептуальные и реальные нюансы сложных феноменов. Поэтому мы должны сохранять гибкость и пластичность, перенимая более строгие формы эмпирических исследований и настраиваясь на более тщательные объяснения феноменологических фактов. Кросс-культурные этнографические данные повышают значимость индивидуальных интерпретаций символических, религиозных миров в сложных условиях сообществ и больших социальных групп. Эти исследования также свидетельствуют о существовании базовых универсальных типов репрезентируемых религиозных миров и способов репрезентации, искажая тем самым зависимость религиозных состояний и процессов от человеческого мозга. ...

Мануэль Лискано. Социология религии в Испании / Пер. с исп. и прим. Р. Поплавского
Мануэль Лискано. Социология религии в Испании / Пер. с исп. и прим. Р. Поплавского

Предлагаемая вниманию читателя статья принадлежит перу Мануэля Лискано (Manuel Lizcano, 1921 – 2004), которого по праву называют одним из самых оригинальных и в то же время самых неизвестных испанских мыслителей второй половины ХХ века. Автор термина «потерянное поколение», к которому сам принадлежал, он стал пионером испанской социологии. В 1956 году он закончил курсы в Национальном центре научных исследований Франции (Centre national de la recherche scientifique, Paris), и с тех пор активно выступал на конференциях и публиковался в изданиях по всему миру, представляя зарождавшуюся испанскую социологию. Лискано основал в Мадриде Институт социологии и развития иберийской территории (Instituto de Sociología y Desarrollo del Área Ibérica), несмотря на попытки влиятельных академических кругов потопить проект, на базе которого проводились первые Ибероамериканские форумы – родоначальники нынешних Ибероамериканских встреч на высшем уровне (Cumbres Iberoamericanas). ...

Айван Стренски. Религия: материальное измерение
Айван Стренски. Религия: материальное измерение

Паломничество и религиозный туризм: многообразие интерпретаций: сб. науч. ст / отв. ред. И.Е. Викулов; Владим. Гос. ун-т им. А.Г. и Н.Г. Столетовых. - Владимир: изд-во ВлГу, 2011. - 212 с. - С. 173 - 179.
  Те, кто знаком с предметом, вынесенным в заглавие этой небольшой работы, обнаружат, что я не предлагаю в ней ничего особенно оригинального или нового. Моим знаниям по этому вопросу я обязан другим. Именно от них я воспринял основные идеи, которые и вдохновили меня на размышления, изложенные далее. Поначалу я отвергал подход, который они предлагали, но это, в конечном итоге, завело меня в тупик, и я был вынужден признать их правоту. Всё же, я надеюсь, что мои размышления добавят ясности в изучение данного вопроса, и мне удастся сделать дискуссию о материальном аспекте религии более предметной. Как ни странно, труднее всего, говоря на эту тему, определить, что же является «материей» в религии. То же самое относится и к таким словам как «дух» и «духовное», которые привычно и по инерции принято определять как то, что противоположно «материи» и «материальному». Итак, я начну с того, что дам некоторые определения, хотя, я полагаю, их можно оспорить. Конечно, эти определения не были получены мной «свыше», они скорее просто приглашают к дискуссии. И если они не будят мысль, но препятствуют ей, пусть кто-нибудь другой предложит лучший вариант. ...

Ньоли Г. Проблемы и перспективы исследований персидской религии
Ньоли Г. Проблемы и перспективы исследований персидской религии

Ньоли Г. Проблемы и перспективы исследований персидской религии // Религиоведческие исследования. 2010: №3-4. - С. 89-108. Над персидской религией возвышается личность Зороастра. Даже сегодня те, кто именуют себя продолжателями этой традиции – парсы – чтят Зороастра в качестве пророка, основателя истинной веры, открывшего правоверное учение, в котором верховный и единственный бог Ахура Мазда – творец (но не ex nihilo) всего, что существует для человеческого счастья – помещен в центр мироздания. Сила бога проявляет себя через универсальный закон создания и устроения в двух противоположностях: первая – позитивная, Спента Майнью, вторая – негативная, Ангро Майнью; первая – активная и жизненная, вторая – разрушительная и смертоносная[1]. Как можно видеть, Зороастр выступает здесь в качестве великого основателя религии, утвердившего подлинную истину, вращающуюся вокруг веры в единого бога и подчеркнуто этической концепции бытия человека, которому предписано следовать правилам истинной веры и непременно сражаться со всеми проявлениями дурных сил Ангро Майнью. ...

Смарт Н. После Элиаде: будущее теории религии
Смарт Н. После Элиаде: будущее теории религии

Смарт Н. После Элиаде: будущее теории религии // Религиоведческие исследования. 2010: №3-4. - С. 155-163. Появившееся исследование наследия Элиаде[1] стало поводом оценить его место в будущем теории религии (theory in religion). Я использую это выражение, поскольку в области религиоведения (religious studies) по-прежнему царит смятение, что же все-таки имеется в виду под «историей религии» (history of religions). Дадли выявляет этот факт[2] в отношении споров, занимавших ученых, участвовавших в 10-м Конгрессе Международной Ассоциации Истории Религий (IAHR) в Марбурге в 1960 году. Там была предпринята попытка отделить историю религий от теологии и определенных направлений философии религии, были разработаны основные принципы такого разделения, под которыми поставили свои подписи Элиаде, Джозеф Китагава и Чарльз Лонг. Как мне кажется, простейший путь к разрешению этих сомнений – провести следующие границы. ...

Смарт Н. Новый взгляд на религиоведение: Ланкастерская идея
Смарт Н. Новый взгляд на религиоведение: Ланкастерская идея

Смарт Н. Новый взгляд на религиоведение: Ланкастерская идея // Религиоведческие исследования. 2010: №3-4. — С. 152-154. Существующие кафедры и факультеты теологии в нашей стране имеют массу достоинств. Тем не менее, для нового университета будет полезно развивать тот образ религиоведения (religious studies), который скорее дополняет, чем повторяет существующие курсы. Я долго размышлял на эту тему, и поэтому принял любезное предложение Университета Ланкастера возглавить отделение религиоведения, которое начнет набирать студентов - бакалавров и магистров с октября 1967 года. Наша работа будет определяться тремя посылками. ...