Калмыкова Е.О. Христианство в пространстве сети Интернет: место, время, иерархия, авторитет

К

Материалы круглого стола «Религия и коммуникативные практики» в рамках Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2010»

Калмыкова Е.О.
Христианство в пространстве сети Интернет: место, время, иерархия, авторитет

В данной статье делается обзор последних публикаций, посвящённых теме использования религиями, в первую очередь христианством, Интернет-технологий. Особое внимание уделяется проблемам представления религиозного пространства, времени, иерархии и авторитета в сети Интернет. В связи с тем, что Интернет и Интернет-сообщества развиваются чрезвычайно быстро, необходимо использовать самые свежие данные. Динамика развития такова, что, как мы увидим, высказывавшиеся в 2000 году гипотезы по поводу влияния сетевых технологий на религию, оказываются опровергнуты новыми фактами.

Когда сеть Интернет начала своё уверенное вхождение в самые разные сферы жизни и общества, возник интерес к её взаимодействию с таким традиционным и сложным явлением, как религия. Как повлияет новая разветвлённая публичная сфера коммуникации на религию? В частности, высказывались опасения, что доступность Интернета для всех и отсутствие иерархических структур в нём приведут к ниспровержению религии и религиозного авторитета. Castells в 1996 году писал, что Интернет представляет собой серьёзный вызов традиционным социальным институтам, в частности, религии [Castells, 1996]. Интернет представлялся несовместимым с иерархичной и основанной на чёткой вертикальной власти формой организации религиозных институтов. До появления сетевых технологий эти многовековые формы были неподвластны переменам. Castells также проводит различие между формами коммуникации в Интернет и иерархических структурах. Если Интернет способствует коммуникации на уровне «все со всеми» (all to all), то традиционные иерархии коммуницируют на уровне «один со всеми» (one to all) [Castells, 2001]. Традиционная религиозная форма «снисхождения» благодати, авторитета, учения сверху вниз по ступеням иерархии оказывается невозможна в сети Интернет. Свои опасения по поводу воздействия Интернета на религию высказал и Dawson. Он предполагал, что противники религии будут публиковать ложную информацию, подрывающую авторитет религии. Он придерживался гипотезы, что традиционные властные структуры религии будут нивелированы в уравнивающем всех Интернете [Dawson: 28].

В качестве методологических оснований исследований взаимодействия религии и информационных сетей необходимо упомянуть разделение на «религию онлайн» (religion online) и «онлайн-религию» (online religion), которое ввёл в обращение Christopher Helland [Helland, 2005]. Это разделение имеет эвристическую и теоретико-методологическую ценность. Основные отличия религии онлайн от онлайн-религии следующие:

1)     Первая предоставляет информацию, а вторая – возможность участвовать в религиозной деятельности онлайн.

2)    Отсылка к оффлайновым, уже существующим религиозным традициям у первой, и к религиозной деятельности онлайн у второй.

Helland полагает, что в случае религии онлайн мы имеем дело с религией, практики и структуры которой по большей части существуют за пределами Интернета. Таковы, например, официальные сайты мировых религий. Онлайн-религия – другое дело. Здесь религия буквально осуществляется и «проживается» её приверженцами в сети Интернет. Именно здесь происходит большая часть религиозной коммуникаций онлайновой религии. Таковы, например, религиозные блоги, о которых пойдёт речь далее.
Что же касается самих исследований религии в сети Интернет, как отдельного научного направления, здесь наблюдается явление «трёх волн», как его окрестили Hojsgaard и Warburg [Hojsgaard, Warburg, 2005]. Сначала вопрос о применении религией коммуникативных технологий казался чем-то экзотическим, исследования фокусировались на необычных аспектах киберпространства, где религия «может и, вероятно, будет делать всё, что угодно». Исследователи задавались вопросом, какие возможности создали новые технологии для религий и религиозных практик в сети, и как компьютер изменяет религию и культуру в целом. Вторая волна перешла к рассмотрению более реалистической перспективы, к исследованию не технологий, а людей, которые создавали новые формы религиозного выражения в сети. Это включало более критический и широкий подход к социологическим, политическим и философским вопросам идентичности и групповой принадлежности онлайн. Постепенно наблюдался рост интереса к изучению религии онлайн, эта тема стала популярной, появилось много новых исследований. По мере роста числа исследований разной направленности, исходящих из различных школ, дисциплин и научных направлений, созревала проблематика и методология изучения религии и сети Интернет. Это подготовило условия для третьей волны исследования, которую мы наблюдаем в настоящий момент – данное поле исследований стало достаточно разработанным и вошло в число обычных тем научных интересов. Однако тема «Религия и Интернет», как отдельное поле междисциплинарных исследований, до сих пор нуждается в большей проработанности методологий и подходов [Campbell, Calderon 2007].

Спустя 10 лет после того, как тревожные прогнозы о воздействии сети Интернет на традиционные структуры религии были высказаны, религия оказалась широко представлена в сети Интернет. Пожалуй, на данный момент вряд ли можно найти деноминацию, которая не имела бы своей страницы в Интернет. Более того, некоторые религиозные направления начали чрезвычайно активную деятельность по освоению сети. Согласно данным Cheong [Cheong 2009: 59], в первых рядах тех, кто эффективнее и изобретательнее всего использует сетевые технологии, находятся индуистские националистские организации, радикальные исламисты и христианские фундаменталисты. Как же именно они используют современные технологии? Действительно ли религиозные авторитеты ниспровергаются в Интернете?

Но для разработки методологии исследования сначала необходимо прояснить, что именно считать религиозным авторитетом и как оценивать  поддержку или ниспровержение его. Heidi Campbell считает нужным говорить не просто о религиозном авторитете, как таковом, но выделять различные слои авторитетов (layers of authority). Она различает следующие 4 слоя авторитетов:

  1. Религиозная иерархия (роли признанных религиозных или общинных лидеров)
  2. Религиозные структуры (общинные структуры, устоявшиеся практики или официальные организации)
  3. Идеологический слой религии (разделяемые всеми верования, доктрины или идентичности)
  4. Религиозные тексты (признанные учения, сакральные книги религии, такие, как Коран, Тора, Библия) [Campbell 2007].

Кроме того, Campbell полагает, что поскольку в разных религиях авторитет понимается по-разному и обеспечивается разными средствами, это также необходимо учитывать при исследовании. Для того, чтобы выяснить положение  христианских авторитетов в Интернете, было проведено исследование, которое изучало деятельность христианских блоггеров, преимущественно протестантов [Campbell 2010]. Оказалось, что почти 80% активных христианских блоггеров – мужчины, а треть – пасторы. Случайным образом были отобраны 100 активных христианских блогов и проведён текстуальных анализ. Исследовалось, как блоггеры отзываются о традиционных носителях авторитета в христианстве: текстах (Библия, религиозные книги), ролях (Бог, телепроповедник, апостол), группах (Церковь, конфессия, приход), доктринах (символ веры, пресуществление). Выяснилось, что блоггеры в 12 раз чаще поддерживают авторитет христианских текстов, фигур, групп и идей, чем ниспровергают их. Критические высказывания в основном касаются религиозных ролей – современных проповедников и пасторов, а затем теологических доктрин, связанных с определёнными традициями или церковными институциями.  Блоггеры так же используют авторитет Библии и Церкви, чтобы подтвердить свои собственные высказывания. Христиане, в отличие от других групп в блогосфере, скорее стремятся распространять и утверждать свою веру и идеи, чем опровергать чужие. Таким образом, это исследование показало, что религиозные люди, в частности, христианские блоггеры, скорее усиливают авторитет религии в Интернете. Традиционные источники религиозной власти поддерживаются в том числе и посредством Интернета.

Однако для авторитетов католицизма, в связи со спецификой сакрального авторитета внутри Католической Церкви, Интернет имеет несколько другое значение. Исследование, проведённое Paolo Apolito, подчёркивает роль сети Интернет для перераспределения сакральной власти внутри католического сообщества. Интернет становится местом для  распространения и изменения особого религиозного авторитета, связанного с откровениями и видениями.  Если в прошлые века для легитимации в качестве визионера католику было необходимо пройти долгую процедуру в различных церковных инстанциях, то новые технологии позволяют преодолеть расстояние от появления видений до общественного признания одним махом.   Когда в 2004 году набожная католичка из Вермонта начала слышать голос Девы Марии, она обратилась к сети Интернет, чтобы поделиться информацией о своих видениях. Очень скоро у неё появилось множество почитателей и последователей. В настоящее время множество людей делится своим религиозным опытом, в том числе визионерским и мистическим, используя сеть Интернет и новые технологии, такие, как цифровая фотография. Чудесные видения запечатляются на цифровые фотокамеры, а снимки становятся доступны всем пользователям сети. Однако такая доступность, с другой стороны, подрывает традиционный авторитет визионеров, заполняя пропасть между уникальным опытом мистика и повседневным опытом любого верующего [Apolito: 17].

Paolo Apolito, изучавший примеры распространения религиозных откровений и информации о явлениях святых по сети Интернет, полагает, что в настоящее время техногенная информация заменяет духовную и произведённую человеком. Он пишет, что «подсветка, выдержка, скорость плёнки заменила набожную жизнь, смирение, церковный авторитет и многое другое» [Apolito: 113]. Человек больше не пассивен в своём восприятии религиозного откровения. Он запечатлевает откровение и активно делится им с другими людьми при помощи сети Интернет. Дева Мария больше не является в особых институциализированных местах: на небе, в церкви, в пещере. Теперь не Дева Мария решает, кому, каким образом и когда явиться – изображения её чудесных явлений демократизованы, обобществлены, являются предметом потребления. Таким образом, Apolito считает, что доступность религиозной информации в сети Интернет разрушает традиционную обособленность, которой были наделены визионеры и мистики. Теперь не нужно поститься, молиться, быть святым, чтобы увидеть Деву Марию или Иисуса. Достаточно иметь доступ в Интернет. При этом Apolito проводит принципиальное различие между фотографиями чудес и фотографиями такого же содержания в сети Интернет. Если для фотографии необходимо существование реальности, которую она запечатляет, в том числе и божественной реальности, то для Интернет отсылка к реальности не нужна. Интернет представляет собой новую реальность, новое пространство со своими законами существования. Интернет представляет собой исчерпывающий универсум бесплотных изображений, как новое особое место существования божественных фигур. Интернет не нуждается в отсылке к реальности вне его, потому что всё, что существует в нём, обладает собственной виртуальной реальностью, в том числе и религиозные образы [Apolito: 16].

Другое исследование, проведённое авторами Cheong, Halavais, & Kwon показало, что основным мотивом для ведения блогов у христиан выступает стремление создать место, где они могут рассказать о своей духовной жизни и ежедневных практиках [Cheong, Halavais, & Kwon 2008: 110]. Такое отношение к Интернету, как к новому месту, новому пространству, в котором осуществляется миссионерская деятельность, подчёркивается в следующей статье, которую мы рассмотрим [Cheong 2009]. Здесь представлен иной аспект взаимоотношений сети Интернет и религии. В современном секулярном обществе религия часто оказывается маргинализованным явлением. Верующие люди воспринимают окружающее их общество, как неприемлемую и не приемлющую их среду жизни. Поэтому Интернет оказывается тем пространством, где религиозный человек может ответить на вызовы, брошенные ему современным обществом, найти своё место. В последнее время в сети Интернет появилось множество религиозных «переложений», дублирующих популярные сервисы и сайты. Так, появился «godcasting» (соединение термина podcasting – создание текстовых аудиозаписей и God – Бог), godtube.com. В Интернет трансцендируются ограничения места и пространства, религия вовлекает новых членов, продаёт товары и услуги, получает новую легитимацию. Таким образом при помощи сетевых технологий создаётся особая сфера христианизованного пространства, которая проникает во все аспекты жизни человека. Она охватывает всё, начиная от особых новостей, группы общения, брачных сервисов, музыки, видеоигр, книг и заканчивая специальными христианскими продуктами, информация о которых распространяется через Интернет: христианские банки, страховые компании, продуктовые магазины. Таким образом, религиозный человек может существовать в особом пространстве, не соприкасающемся с нехристианским миром. Это довольно неожиданный результат, поскольку принято считать, что границы в Интернете отсутствуют и любой человек может войти в контакт с любым другим человеком. Но фактически, социальные сети религиозной направленности создают изолированные пространства внутри сети Интернет, из которых люди не выходят в другие сферы. Эти изолированные пространства дают человеку всё необходимое, вдобавок наделяя все предметы потребления особым духовным, христианизированным смыслом.

Место и пространство религиозной коммуникации в сети Интернет – предмет особого интереса исследователей. Поскольку в религии пространство и место всегда по-особому размечались, наделялись сакральным значением, то в сети, лишённой этих ключевых характеристик, религии приходится действовать по-особому. Фактически, как полагают некоторые авторы,  меняется сама форма представления пространства-времени. Поскольку все религиозные тексты, записи и другие находящиеся в сети материалы доступны всегда и везде, традиционное понимание сакрального пространства-времени оказывается не релевантным. Члены церкви оказываются объединены в единое целое онлайн, а не в каком-то особом месте в специально отведённое время. Каждый человек, находясь в любом месте и имея выход в Интернет, может в любой момент получить доступ к записи религиозного ритуала и присоединиться к молитвенной или иной религиозной практике [Cheong 2009: 297]. Таким образом Интернет оказывается трансцендентен обыденному миру и времени, предоставляя возможности для отправления религиозного культа всегда и везде, создавая религиозное объединение онлайн.

Сеть Интернет обеспечивает создание пространного религиозного переживания, воздействуя через зрение (графические элементы) и слух (аудиозаписи). Согласно исследованию Cheong, в котором рассматривалось 177 сайтов христианских общин, более трети (37%)  сайтов протестантских церквей в Сингапуре имеют онлайн галереи фотографий религиозных лидеров и членов общины, принимающих участие в религиозной деятельности (крещение, свадьбы, празднования, другие религиозные церемонии) [Cheong 2009: 295]. 84 церкви размещают подкасты (аудиозаписи) религиозных служб – в прямом эфире или в записи, а 15 предлагают видеозаписи таких служб. 25 из 177 организаций имели ссылку на интерактивный онлайн-форум или виртуальную общину. Использование изображений, видеозаписей, интерактивных элементов, а также карт, текстов (например, описания церковной общины), цифр (количество членов) позволяют привязывать визуальную и звуковую информацию к определённому месту. Это в свою очередь позволяет сплачивать религиозное сообщество – как реальное, так и воображаемое. Так, фотогалерея позволяет прикоснуться к повседневной жизни церкви, при этом визуальная информация дополняется звуковой – нарративом, создавая эффект присутствия. Таким образом, посредством технологий обеспечивается пространственно-временное единство, позволяющее членам церкви присоединиться к общине в любое время и из любой точки мира.

Такие авторы, как Cheong, полагают, что современная религия, отбросив прежние стремления к «миру иному», использует Интернет в совершенно мирских задачах построения полностью христианизированного социально-экономического пространства. Фактически, все те Интернет-сервисы, которые можно обнаружить на не религиозных сайтах, христианство дублирует, дополняя религиозным смыслом. В результате человек попадает в пространство, где нет ничего не христианского: от курсов аэробики до службы знакомств, всё отмечено религиозным содержанием. В случае религии, как и в случае других социальных групп, можно наблюдать дублирование уже существующих в реальности социальных структур. Точно так же, как в социальных сетях, например, Вконтакте или Facebook, человек окружает себя теми, с кем знаком в реальной жизни, в религиозных сетях воссоздаются уже существующие связи и структуры. Иначе говоря, если использовать терминологию Helland, религия онлайн и онлайновая религия сливаются в одно целое, поддерживая друг друга. «В случае онлайн-религии люди живут религиозной жизнью в сети Интернет и посредством неё. Для тех, кто принимает участие в онлайновой религиозной деятельности, нет никакого разделения между их жизнью и переживаниями оффлайн и тем, как они живут и что переживают онлайн. Их религиозная деятельность и мировоззрение распространяется и оффлайн, и онлайн. Для тех, кто практикует онлайн-религию, Интернет не представляется «иным» местом, но воспринимается частью повседневной жизни, на которую распространяются религиозные смыслы и деятельность» [Helland: 12].

Это подтверждают и другие источники, согласно которым, между религиозными структурами и идентичностями онлайн и вне сетевого пространства гораздо больше сходства, чем можно было бы ожидать [Jolyon, Marriage: 232]. Таким образом, согласно современным исследованиям, в сетевом пространстве религиозной коммуникации в настоящее время происходят следующие процессы:

  1. Создание пространства онлайновой религии с особыми пространственно-временными характеристиками
  2. Дублирование религиозных авторитетных структур
  3. Заполнение этого пространства всем необходимым для верующего
  4. Замыкание верующего в таком пространстве

Библиография

  1. Apolito, Paolo. The Internet and the Madonna: religious visionary experience on the Web, University of Chicago Press, 2005.
  2. Campbell, Heidi A. Religious Authority and the Blogosphere // Journal of Computer-Mediated Communication. Volume 15 Issue 2, 2010, p. 251–276.
  3. Campbell,  Heidi A. Who’s Got the Power? The Question of Religious Authority and the Internet // Journal of Computer-Mediated Communication, Volume 12 Issue 3, 2007.
  4. Campbell, Heidi, Calderon, Patricia. The Question of Christian Community Online: The Case of the ‘Artist World Network’ // Studies in World Christianity, Volume 13, Number 3, 2007, pp. 261–277.
  5. Castells, Manuel: The Internet Galaxy: Reflections on the Internet, Business, and Society. London: Oxford University Press, 2001.
  6. Castells, M. The Rise of the Network Society. Oxford: Blackwell, 1996.
  7. Cheong, Pauline Hope, Poon, Jessie P. H., Huang, Shirlena and Casas, Irene. The Internet Highway and Religious Communities: Mapping and Contesting Spaces in Religion-Online // The Information Society, 25:5, 2009, p. 291 — 302
  8. Cheong, P., Halavais, A & Kwon, K.. Chronicles of Me: Understanding Blogging as a Religious Practice // Journal of Media and Religion, 7, 2009, p. 101–131.
  9. Dawson, L. Researching religion in cyberspace: Issues and strategies / In J. Hadden & D. Cowan (Eds.), Religion on the internet: Research prospects and promises, New York: JAI Press, 2000, pp. 25–54.
  10. Jolyon P. Mitchell, Sophia Marriage. Mediating religion: conversations in media, religion and culture. Fakenham: Continuum International Publishing Group. 2003, p. 232.
  11. Helland, Christopher. Online Religion as Lived Religion. Methodological Issues in the Study of Religious Participation on the Internet // Online – Heidelberg Journal of Religions on the Internet: Volume 01.1 Special Issue on Theory and Methodology, ed. by Oliver Krüger, 2005
  12. Højsgaard, Morten T. & Warburg, Margit. Religion and Cyberspace, London : Routledge, 2005.

Об авторе: Калмыкова Елена Олеговна, докторант Uppsala University,Уппсала, Швеция