Ричард Прайс. Афро-Суринамские религии / Пер. Виктории Мызниковой

Р

Республика Суринам, бывшая Голландская Гвиана, находится на северо-восточном побережье Южной Америки, между 2°– 6° северной широты и 54°–58° западной долготы (163,266 кв.км) и граничит с Гайаной, Бразилией, Французской Гвианой и Атлантическим Океаном. Этнический состав населения Суринама разнороден: из 380.000 человек, живущих в Суринаме, и еще 180.000, мигрировавших в Нидерланды, почти 38 процентов составляют “индийцы” (потомки наемных рабочих, ввезенных в страну из Индии в конце 19 века), 31 процент – “креолы” (потомки африканских рабов), 10 процентов – “мароны” (потомки тех африканских рабов, которые сбежали с плантаций и создали собственные поселения в покрытой лесом внутренней части страны) и незначительного количества португальских евреев, китайцев и ливанцев. Кроме того в стране осталось 8 тысяч американских индейцев, чьи предки когда-то были единственными обитателями Суринама. Практически все население кроме маронов и некоторого количества американских индейцев сосредоточено вдоль береговой линии, причем половина этого населения приходится на столицу – Парамарибо.

 

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФОН. Первое постоянное крупное поселение появилось в Суринаме в1651 г., когда сотня англичан из Барбадоса основала плантаторскую колонию. Голландцы пришли к власти в 1677, и в течение следующих полутора веков ввезли в колонию более чем 300.000 африканских рабов, принадлежавших к различным племенам и языковым группам. По всем признакам процесс “креолизации” начался необычайно рано и проходил достаточно быстро. Рабы находили новые способы организации (напр., языки и религии), совмещая и дополняя то, что достались им в наследство от африканских предков. Связь с миром их европейских хозяев оставалась очень незначительной.

 

РЕЛИГИЯ РАБОВ. Созданная рабами в первые десятилетия колонизации афро-суринамская религия уже носила в себе качества двух ее основных на сегодняшний день направлений – религии креолов из прибрежных поселений (часто называемую Винти) и религию ряда маронских групп. К примеру, некоторые суринамские рабы разработали многочисленные способы гадания, призванные определить причины болезни или неудачи; ритуалы, которые включают в себя комбинации барабанного боя и танца, участники подобного ритуала обычно одержимы духами (в том числе духами предков и змееподобных богов, духами лесов и рек); комплекс верований в множественности душ; представления о том, каким образом социальный конфликт может послужить причиной болезни; тщательно расписанные обряды для близнецов; тайные культы мужчин-воинов; и пышные и чрезвычайно растянутые похороны, которым уделялось особое внимание как самой важной из всех ритуальных практик.

Даже белое население, в весьма ограниченном объеме знакомое с обрядами рабов, ощущало на себе влияние афро-суринамской религии, т.к. от нее зависело его собственное благополучие. Один из источников XVIII века сообщает о том, что несмотря на наличие в колонии восьми белых докторов, рабы из числа как христиан, так и иудеев “придавали огромное значение своим травам и так называемым лекарствам” (Nassy, 1974, p. 156). К концу своей жизни Кваси, самый известный из лекарей-предсказателей, живший в XVIII веке, уже привык получать письма из-за границы, адресованные “Достопочтейнейшему и Ученейшему джентльмену, господину Филиппу ван Квасси, профессору Гербологии в Суринаме” (Price, 1983).

Верования и обряды афро-суринамской религии создают представление о сущности культуры рабов, привязывающей личность к ее предкам, потомкам или родственникам по боковой линии; выражающей устойчивое чувство общности, которое служит противовесом репрессивной власти плантаторов; и зачастую служащей причинной и двигателем восстания. Один Европеец отмечает это последнее свойство афро-суринамской религии в своем рассказе о “винти-обряде” на плантации, относящемся к семидесятым годам XVIII века: “Мудрые Матери танцуют и кружатся, пока у них не пойдет пена изо рта и они не свалятся посередине танца; что бы ни приказала одна из них во время этого приступа Безумия, беспрекословно исполняется окружающим ее сборищем, что делает подобные встречи среди рабов необычайно опасными, поскольку им часто приказывают убивать своих хозяев или сбегать в леса”. (Stedman, 1985, chap. 26)

 

РЕЛИГИЯ ВИНТИ КРЕОЛОВ ПОБЕРЕЖЬЯ. Посторонние чаще всего называют народную религию суринамских креолов (большинство афро-суринамского населения, не относящееся к маронам) винти (предположительно от английского wind, “ветер”) или Афкодре (от голландского afgoderij, “поклонение”). Но подобно многим народным религиям (таким как гаитянское вуду), у нее нет специального названия среди адептов. Для креолов эта религия – просто основа их жизненного уклада. Со времени освобождения в1863 г., подавляющее большинство креолов номинально стали христианами, последние полученные данные свидетельствуют о том, что больше половины являются протестантами (наиболее многочисленны принадлежащие к Моравской Церкви), а оставшаяся часть приходится на католиков. Христианство и местная религия у афро-суринамцев разделены, этим они отличаются от других афро-американцев. Все исследователи винти отмечали свойственное ему практическое отсутствие синкретизма между христианскими и афро-суринамскими верованиями и обрядами, особенно по сравнению с общим фоном. Несмотря на участие креолов в современной, ориентированной на западные стандарты жизни Карибского региона, винти продолжает действовать в контексте, в значительной степени не затронутом христианством. Кроме того винти играет важную роль в жизни значительного числа суринамцев, живущих сейчас в Нидерландах.

Винти предполагает всеохватную, но гибкую систему для повседневной жизни. Обычный видимый мир дополняется невидимым, который в свою очередь населен потрясающе многообразными богами и духами, которые постоянно взаимодействуют с людьми.

Ученые нередко пытались классифицировать это многообразии богов на четыре “пантеона” – которые сводят все к праздному, отстраненному богу западно-африканского типа – пантеоны воздуха, земли, воды и леса. Но такие классификации как нельзя лучше показывают стереотипность, неуместную для меняющегося комплекса верований и ритуалов, которые пускают в ход, чтобы справится с разнообразными практическими задачами в быту. К группе основных богов и духов относятся кроманти (могущественные исцеляющие духи), апуку (часто злонамеренные лесные духи), айса (привязанные к месту духи земли), воду (дух удава обыкновенного), абома (дух анаконды) и множество других. Подобно духам мертвых, которые постоянно вторгаются в жизни живых и находятся в центре внимания большинства ритуальных практик, эти не антропоморфные боги и духи могут говорить через одержимых ими медиумов. Для того чтобы почтить и умиротворить каждый из этих видов духов постоянно проводятся обряды, которые включают специфические танцы, барабанный бой и песни. Через одержимых в таких случаях появляются и сами духи, чтобы возвестить о своих желаниях. Эти обряды проводятся бонуманом или лукуманом (который может быть как мужчиной, так и женщиной), многие из которых специализируются на определенных видах духов. Но винти – чрезвычайно интегративная религия. В ней каждый индивид играет активную роль, а специализация и специальное знание широко распространены среди населения.

К винти прибегают для решения каждодневных вопросов. Обычно в случае болезни, незначительных неприятностей, плохих снов, или знамений обращаются к лукуману с просьбой о гадании. С помощью какой-нибудь из множества техник, он высказывает предположение о причине – например, один из предков чувствует себя забытым, завистливый сосед наложил порчу, змеиный дух родственника не одобряет договоренность о свадьбе, или душа этого человека нуждается в специальном ритуале – и тогда предписывает надлежащий обряд. Пока человек переживает период болезни или неудачи, ему, возможно, потребуется мобилизовать многих своих друзей и родственников и потратить значительное количество финансовых ресурсов. Содействие бонуманов и лукуманов всегда должно быть оплачено.

 

РЕЛИГИИ МАРОНОВ. Мароны (т.н. “лесные негры”) живут во внутренней части страны вдоль берегов рек, всего существует шесть маронских племен: Дьюка и Сарамака (в каждом примерно по двадцать тысяч человек), Матавайи, Алуку, Парамака (в каждом около двух тысяч) и Квинти (меньше пятисот человек). Их религии, подобно языкам и другим сторонам их культуры, связаны друг с другом, причем существует четкое разделение между племенами восточной (Дьюка, Парамака, Алуку) и центральной (Сарамака, Матавайи, Квинти) части страны. Мароны – потомки рабов сбежавших с береговых плантаций во время первого века колонизации, поэтому они до сих пор живут в относительной изоляции от мира побережья. Жизнь маронов всегда изобиловала ритуалами, которые были полностью интегрированы в их матрилинеарную племенную структуру. Влияние христианских миссий по-разному сказывалось на маронских племенах: так, например, Матавайи и несколько тысяч из племени Сарамака формально являются моравианами, но подавляющее большинство маронов продолжает активно участвовать в религиозном культе, представляющем собой жизненный синтез, созданный их предками на основе множества разных африканских традиций. Пересекаясь с винти в том, что касается количества богов и духов, являющихся объектами поклонения, религии маронов отличается еще более сильной связью верований и ритуалов со всеми аспектами жизни. Создания Нового Света заимствуют идеи у Света Старого, и религии маронов на сегодняшний день остаются наиболее “африканскими” из всех религий Америки.

Ритуалы самых разных видов составляют основу быта маронов. В таких вопросах, как очистка сада, постройка дома и предстоящее путешествие или в случае кражи и супружеской измены, всегда обращаются за советом к божествам этой деревни, к предкам, лесным духам, змеиным богам и другим сверхъестественным силам. Неудача напрямую связывается с антиобщественным поведением других людей. Любая болезнь или другая неприятность требует немедленного совершения гадания и ритуального действия при участии как вышеперечисленных духов, так и других, например, богов-воинов. Способы коммуникации с этими сущностями разнятся от одержимости духом и совета прорицателя до связей, возникающих в головах людей как результат истолкования сновидений. Боги, духи и предки, чье присутствие в повседневной жизни постоянно, почитаются и умиротворяются в постоянных молитвах, возлияниях и обильных трапезах.

Длительные ритуалы сопровождают рождение и другие критические моменты жизни, впрочем, тоже самое касается и более приземленных видов деятельности, таких как охота на тапира или засев рисового поля. Похороны представляют собой самую сложную из маронских ритуальных практик, охватывающее период длинной в несколько месяцев и требующее участия сотен людей. Они объединяют мир мертвых с миром живых с помощью специфического ритуального действа, включающего гадания на гробе, длительное пение, танец и бой в барабаны. Некоторые культы – например, те которые посвящены близнецам или предназначены для поиска заблудившихся в лесу или для вызова дождя – принадлежат определенным матрилинеарным кланам. Отдельные мароны могут специализироваться на лечении специфических видов духовных проблем или на специфических ритуальных практиках, например, бить в барабаны во время обрядов, посвященных змеиным богам. Но большинство маронских ритуалов широко распространено; эти религии характеризуются сильной интеграцией участников.

 

Библиография

Лучшим обзором социальной истории Суринама, включая религию, остается Frontier Society, R. A. J. van Lier (The Hague, 1971). Среди немногих пригодных англоязычных источников по религии суринамских рабов можно выделить сообщения David de Isaac Cohen Nassy и других в Historical Essay on the Colony of Surinam, 1788, под редакцией Jacob R. Marcus и Stanley Chyat, переведено Simon Cohen (Cincinnati, 1974), и капитана J. G. Stedman в его Narrative, of a FiveYearsExpedition .., датируемой 1772-1777 годом, новое издание с комментариями Richard Price и Sally Price (Minneapolis, 1985). Для изучения винти первопроходческой работой стал Suriname Folklore, Melville J. Herskovits и Frances S. Herskovits (New York, 1936), наиболее амбициозное исследование представляет собой Evolving Culture: A CrossCultural Study of Suriname, West Africa and the Caribbean, Charles J. Wooding (Washington, D.C., 1981); анализ экономических аспектов можно найти в Je Geld of . . . Je Leven, Peter Schoonheym (Utrecht, 1980). Для изучения религий маронов в качестве обширного библиографического обзора может служить работа The Guiana Maroons, Richard Price (Baltimore, 1976); роль религии в организации маронских сообществ раскрывается в First Time: The Historical Vision of an AfroAmerican People, R. Price (Baltimore, 1983); мессианские тенденции и последние изменения анализируются в Affluence, Deprivation and the Flowering of Bush Negro Religious Movements, H. U. E. Thoden van Velzen и W. van Wetering’s Bijdragen, tot de Taal-, Land- en Volkenkunde 139 (1983): 99–139.

 

Ричард Прайс,

Энциклопедия религии (1987)