Поиск вСоцМедиа

Мануэль Лискано. Социология религии в Испании / Пер. с исп. и прим. Р. Поплавского

Предлагаемая вниманию читателя статья принадлежит перу Мануэля Лискано (Manuel Lizcano, 1921 – 2004), которого по праву называют одним из самых оригинальных и в то же время самых неизвестных испанских мыслителей второй половины ХХ века. Автор термина «потерянное поколение», к которому сам принадлежал, он стал пионером испанской социологии. В 1956 году он закончил курсы в Национальном центре научных исследований Франции (Centre national de la recherche scientifique, Paris), и с тех пор активно выступал на конференциях и публиковался в изданиях по всему миру, представляя зарождавшуюся испанскую социологию. Лискано основал в Мадриде Институт социологии и развития иберийской территории (Instituto de Sociología y Desarrollo del Área Ibérica), несмотря на попытки влиятельных академических кругов потопить проект, на базе которого проводились первые Ибероамериканские форумы – родоначальники нынешних Ибероамериканских встреч на высшем уровне (Cumbres Iberoamericanas).

Мануэль Лискано вёл активную политическую и общественную деятельность. В самые тяжёлые годы франкизма он был членом-основателем «Фелипе» – Фронта народного освобождения (Frente de Liberación Popular), который покинул из-за принятия этим объединением коммунистических идей. Также Лискано способствовал диалогу между наиболее открытыми группами анархосиндикалистов, официальными профсоюзами и христианским рабочим движением.

Статья «Социология религии в Испании», опубликованная в 1956 году (Lizcano M. La sociología de las religiones en España // Revista de estudios políticos, №90 [1956]: 115-132), является одной из частей выходящей в конце 2012 – начале 2013 года книги «Религиоведение в Испании» (серия «Современное религиоведение», 3, под ред. Р. Поплавского).

Введение

Об общем состоянии социологии религиозной жизни в Испании на настоящий момент мы можем узнать из четырёх исследований. Первое было опубликовано в номере 6 (1-2) бельгийского журнала Lumen Vitae за 1951 год; этот номер был специально посвящён теме «Современная среда и религиозная жизнь». Работа была представлена Л. Делаа (L. Delaa) на Второй Международной конференции по религиозной социологии, прошедшей в Бреде в 1951 году. Второе исследование представил Флорентино дель Валье (Florentino del Valle), выступивший на Четвёртом Международном конгрессе по религиозной социологии в Л’Арбресле в 1953 году. Позже эта работа была опубликована вместе с остальными документами Конгресса Л’Арбресле в книге Sociología religiosa, ciencias sociales, Editions Ouvrieres, Economie et Humanisme, París, 1955 («Религиозная социология, социальные науки»). Третья работа, часть которой была посвящена Испании, появилась в томе V, номере 1 журнала ЮНЕСКО Current Sociology за 1956 год и была призвана указать на актуальные тенденции в исследованиях и библиографии по социологии религии во всём мире до настоящего времени. И, наконец, четвёртое также было представлено Флорентино дель Валье на Пятом международном Конгрессе и Конференции по религиозной социологии, прошедшим в том же 1956 году (в первые дни сентября) в Ловайне. С этой последней работой автор любезно предоставил нам возможность ознакомиться ещё до её представления на Конгрессе.

Несмотря на то, что исследования в области социологии религии в Испании до сих пор проходят свою начальную фазу, я считаю, что нынешний уровень развития науки позволяет выделить три момента, которые знаменуют собой процесс её окончательного формирования как позитивной науки, и три основополагающих раздела, на анализ которых она должна ориентироваться. Таким образом, мы оказываемся в состоянии представить те возможности, которые в настоящее время открываются перед социологией религии в испанском обществе.

Руководствуясь этой перспективой, мы разделили нашу работу на разделы, раскрываемые ниже.

 

1. Размышления об испанском католицизме

Социологический анализ религиозного поведения испанцев представляет, на наш взгляд, самую значимую часть из всего возможного научного знания об основах исторического кризиса, переживаемого испанским обществом.

В самом деле, народы испанской культуры – под которыми в широком смысле понимается вся актуальная совокупность 225 миллионов жителей, говорящих на иберийских языках, но которую в нашем исследовании мы вынуждены ограничить теми, кто населяет политическое и территориальное пространство испанской нации – образуют совокупность людей с непорочной коллективной религиозностью в общем контексте западных народов. С другой стороны, с 1808 года Испания, как и весь испанский, или иберо-индейский мир – Испания, Португалия, Иберо-Америка и Филиппины, культурный регион, затронутый одним и тем же историческим процессом смены структур и политического сознания – переживает период исторической и социальной революции глубокого обновления традиционной картины верований и традиционных коллективных структур, который, как кажется, всё ещё далёк от своего завершения на пути к новым оригинальным и стабильным формам сосуществования, к которым этот регион тяготеет последние полтора века своей истории.

Если к только что упомянутым первостепенным для жизни испанцев фактам мы добавим третий, столь же решающий фактор, по крайней мере, применительно к Испании, то это будет связь наиболее типичных для католицизма иберийских народов сознания и поведения с традиционной и контрреволюционной направленностью, то есть, практически постоянная оппозиция католиков самой сути текущего национального исторического процесса – в сущности, по причине определённых и типичных деформаций как консервативной, так и революционной психологии. Здесь перед нами предстаёт сам корень религиозного феномена, имеющего существенное значение для современной жизни в Испании: страстный и беспорядочно неудержимый антиклерикализм значительной части её населения, а также её квалифицированного сектора с его интеллектуальным и управляющим меньшинством; феномен, который, по существу, далёк от того, чтобы предположить радикальный разрыв с католицизмом, но который представляет более значимый, количественно и качественно, факт – он мог бы стать объектом изучения социологии неверия среди испанцев.

Результатом этого оригинального переплетения коллективных трений и действий стали полтора века глубокого страдания и недомогания нации; периодических гражданских войн, чья кульминация пришлась на войну 1936 года и которые соединяются между собой в каскады через постоянный общий разлад духа между религиозным сознанием, испытывающим страх перед любой антирелигиозной агрессивностью революционных действий, и революционным сознанием, которое, в свою очередь, боялось неустанной контрреволюционной воинственности лоббистских традиционалистских групп (среди которых оказалось и высокопоставленное духовенство), которые, в конечном счёте, непрестанно стремились мобилизовать чувства героической защиты своей религиозности среди масс населения против антирелигиозного сектантства прогрессистских лидеров.

Мы считаем, что вне рамок этих предварительных гипотез к работе, которые чётко определяют границы основного поля социологического исследования современной религиозной жизни, полученные результаты всегда будут нерелевантны для построения умозаключений касательно основных и недавних смыслов современной испанской драмы. Однако, напротив, отход от этих самых гипотез позволяет нам мгновенно углубиться в более плодотворном направлении – в направлении манифестации этого самого коллективного сознания общества в разгар периода исторического кризиса.

Поэтому мы полагаем, что первичной формой реального научного усилия по выявлению характерных черт и проблем испанской религиозности, особенно с начала XIX века, и в то же время, первой областью, в которой нуждается уже созревшая система социологии религии в современной Испании, является изучение того, что мы назвали «размышлением над испанским католицизмом». Этот труд обширной интеллектуальной значимости о религиозной реальности испанской жизни, во всех её разнообразных проявлениях и во всех мыслимых перспективах, выполняют литераторы и мыслители или специалисты в области философии, истории или литературной критики, которые предложили нам широкий разброс книг и журналов, неисчерпаемый пруд материалов, которые до сих пор не проанализированы во всей их совокупности.

В данном случае мы не намереваемся указать все источники по «размышлению над испанским католицизмом». Мы процитируем лишь недавние и наиболее заметные книги. Различные по своему содержанию работы, пытающиеся представить историческую интерпретацию проблем современной испанской жизни, в большей или меньшей степени предлагают нам интересные направления исследований в этой области.

Последняя из таких работ представляет собой издание в двух томах превосходного и обширного исследования Педро Лаина Энтралго (Pedro Laín Entralgo) España como problema, Madrid, Aguilar, 1956 («Испания как проблема»). Помимо других показательных советов для изучения прочих источников, углублённых в коллективную религиозную жизнь этого периода, в книге имеется раздел – часть IV второго тома, – посвящённый достоверному изучению «молодёжного религиозного кризиса» первых представителей так называемого «поколения 98», чьё интеллектуальное и духовное влияние на образованные слои испанского общества первой половины XX века было невероятно большим: Унамуно, Бароха, Валье-Инклан (Valle-Inclán), «Асорин»[1], Антонио Мачадо, Маэсту и Ганивет. Аналогичный анализ форм религиозности, репрезентативных в обоих случаях, пережитых Марселино Менендесом Пелайо (Marcelino Menéndez Pelayo) и Сантьяго Рамоном и Кахаль (Santiago Ramón y Cajal), размещены в первом томе этого труда, который добавляет к своей критериологической ценности исчерпывающие библиографические указания по этим темам.

Другой фундаментальный труд по исторической интерпретации испанской религиозности – La realidad histórica de España («Историческая реальность Испании») Америко Кастро (Américo Castro), México, Porrúa, 1949. Эта книга Кастро необходима для оценки испано-еврейского и испано-арабского вклада в коллективный испанский дух, хотя её автор нередко был склонен к преувеличениям.

Также интересные данные и суждения содержатся в достойном похвалы, хоть и неровном, произведении Карлоса Кардо (Carlos Cardó) Histoire Spirituel des Espagnes, París, «Aux Portes de France», 1946 («Духовная история Испании»), которую автор снабжает подзаголовком «Историко-психологическое исследование испанского народа» («Estudio histórico-psicológico del pueblo español»). Религиозная проблема формирования исторического характера кастильского и каталонского народов рассмотрена в главе IV этой книги; а в следующих главах анализируются проявления этой религиозно-национальной проблематики в некоторых населённых пунктах полуострова – с начала коллективного кризиса, с самого первого десятилетия IX века.

Одним из феноменов исключительной широты современного испанского сознания является тенденция, известная под названием «религиозная самокритика» и подразумевающая самую значимую интеллектуальную деятельность, ставшую вкладом поколений Гражданской войны в Испании. Её корни, полагаю, нужно искать в деятельности народного апостольского движения, начатой десять лет назад группой молодых людей из Высшего совета молодёжного подразделения «Католического действия», глубоко обеспокоенных ужасными социальными и духовными проблемами, от которых в то время страдала страна; в деятельности, которая проявлялась в различных формах, ориентированных на молодёжное сознание, начиная с письменных работ, которые с того времени начали появляться в журнале Signo, официальном печатном органе организации.

Чуть позже проявился другой фактор, в значительной степени повлиявший на расширение проявлений религиозной самокритики среди мужчин, занявшихся общественной деятельностью после Гражданской войны: барселонский журнал El Ciervo, основанный и возглавляемый Лоренсо Гомисом (Lorenzo Gomis).

С 1954 года мы располагаем ещё одной трибуной большого масштаба, пришедшей на смену частому сотрудничеству, которое лично мы поддерживали с журналом Signo до 1950 года. Я имею в виду культурный мадридский журнал Ateneo, в котором – до его закрытия в ноябре 1955 года – под общим заголовком «Религиозная самокритика» появился ряд моих статей о поведении католиков-мирян в Испании тех лет: «Католический народ в ожидании», номер 61, 1 июля 1954 года; «Необходимость светской теологии», номер 68, 15 октября 1954 года; «Перед лицом нашей религиозной социологии», номер 70, 15 ноября 1954 года; «Евангелизация мирянина», номер 71, 1 декабря 1954 года; «Народное лидерство христиан», специальный номер 73-76, январь 1955 года; и «Обсудим наше будущее», номер 78, 1 марта 1955 года. Вместе с нашими статьями в упомянутом номере за январь 1955 года появилась реакционная реплика Игнасио Эрнандо де Ларраменди (Ignacio Hernando de Larramendi), а в номере 58 от 15 мая 1954 года – статья Луиса Понсе (Luis Ponce) «Католики и католицисты», которая дала начало рубрике «Самокритика» в этом журнале.

Аналогичная рубрика, хоть и посвящённая более интеллектуальным аспектам католической жизни современной Испании, велась Хосе Луисом Лопесом Арангуреном (José Luis López Aranguren), профессором этики Мадридского университета, в 1952 и 1953 годах в журнале Correo Literario (Мадрид). Этот «интеллектуальный дневник» стал второй частью его книги Catolicismo a tras a, Barcelona, 1955 («Католичество день за днём»). В первой части этого труда он собирает другие ранее опубликованные работы, относящиеся к той же теме: Laicado, neologismo y nueva realidad («Мирянин, неологизм и новая реальность»); ¿Por qué no hay novela religiosa en España? («Почему в Испании не пишут религиозные романы?»); Ortega y la antropología del hombre religioso («Ортега и антропология религиозного человека»); Esperanza y desesperanza de Dios en la experiencia de la vida de Antonio Machado («Надежда на Бога и крушение надежд в опыте жизни Антонио Мачадо»); García Morente: historia de la conversión de un intelectual («Гарсиа Моренте: история обращения интеллектуала»); Zubiri y la religiosidad intelectual («Субири и интеллектуальная религиозность») и другие. Этот труд Арангурена вызвал в некоторых крайне традиционалистских кругах Испании наиболее жёсткую критику того, что последние считали опасным движением в прогрессивных кругах народного католичества.

Похожий вклад представляет Catolicismo de fronteras adentro, Madrid, “Euramerica”, 1956 («Католицизм в пределах своих границ») Хосе Мария Гарсиа Эскудеро (José María García Escudero). Этот автор, несмотря на практически постоянные эклектику и умеренность, также внёс свой вклад в религиозную «самокритику» в Испании; этой теме посвящена первая часть названной книги, за ней следуют другие разделы, в которых собраны заметки и статьи, опубликованные в ежедневной прессе. В мадридской газете Arriba иезуит Хосе Мария де Льянос (José María de Llanos), главное действующее лицо самых смелых евангельских инициатив Римско-католической церкви всего периода после Гражданской войны – о его переезде в нелегальный квартал «El Pozo del Tío Raimundo», населённый эмигрантами из Андалусии и Экстремадуры, в юго-восточном пригороде Мадрида, Вальекас, смотрите ценную статью Х.М. Матео (J.M. Mateo) «El Pozo del Tío Raimundo, reverso del Gran Madrid» («Колодец дядюшки Раймунда, изнанка Большого Мадрида») в мадридском журнале Razón y Fe, номер 701 от июня 1956 года, – также опубликовал за последние два года статьи, представляющие интерес для ознакомления с насущными духовными проблемами испанцев, такими как антиклерикализм в студенческой среде, проституция, обуржуазившееся христианское сознание или социальные группы, борющиеся в наших социальных медиа. В свою очередь, эти статьи позже были выпущены в виде книги.

В книге Catolicismo español, aspectos actuales, Madrid, “Cultura hispánica”, 1955 собраны различные доклады, представленные нами, принимавшими активное участие в курсе «Испанский католицизм», реализованном летом 1953 года под председательством тогдашнего епископа Бильбао, магистра Касимиро Морсильо (Casimiro Morcillo) в Международном университете Менендес Пелайо (Universidad Internacional Menéndez Pelayo) в Сантандере. Исследования, собранные в данном томе, были крайне интересны Карлосу Сантамария (Carlos Santamaría), директору Международных католических бесед (Conversaciones Católicas Internacionales) в Сан-Себастьяне: El problema de la intolerancia en el catolicismo español («Проблема нетерпимости в испанском католичестве»); El sentido individualista del catolicismo español («Чувство индивидуальности испанского католичества») Хосе Мария де Льянос; La eficacia social del catolicismo español («Социальная эффективность испанского католичества») Хосе Мария Гарсия Эскудеро; Psicología social del catolicismo español actual («Социальная психология современного испанского католичества») Мануэля Лискано – работа, в которой мы попытались, пользуясь имевшимися средствами, самым тщательным образом зафиксировать психологические позиции наших публичных лиц, следуя классификации Бернарда[2]; – Características morales del catolicismo español («Моральные характеристики испанского католичества») Хосе Тодоли (José Todolí); El catolicismo español y las organizaciones apostólicas («Испанское католичество и апостольские структуры») Мануэля Алонсо Гарсия (Manuel Alonso García) и др.

Летом 1956 года появилась книга епископа Сальсоны Висенте Энрикеса Таранкона (Vicente Enríquez Tarancón) ¿Examen de conciencia o “autocrítica”? («Экзамен для совести или “самокритика”?»), Madrid, Euramérica, б.д. Это произведение мы расцениваем как труд чрезвычайной важности, потому что в нём автор выступает против тех злоупотреблений, в которые впали некоторые проявления этой уже влиятельной тенденции в современном испанском католичестве, и решительно обозначает границы и меры предосторожности, которым необходимо следовать, что свидетельствует о непосредственном включении в полемику самого автора– прелата, занимающего пост Генерального Секретаря Испанского епископата, – представляющего движение серьёзного пересмотра национальной религиозной жизни как новаторское и конструктивное, вобравшее в себя самое замечательное из современного испанского католицизма.

Два пространных пасторских послания, составляющих книгу доктора Энрикеса Таранкона, называются «Полное обновление христианской жизни», где представлен проницательный анализ социальной и религиозной реальности страны; и «Новая духовность?», где рассматриваются следующие проблемы: шаблонное и формальное католичество; «клерикализованная» Церковь; патерналистская деятельность священнослужителей; индивидуальная и эгоистическая набожность, основанная на страхе; ненависть к телу и материальному; религиозное тщеславие, вызванное официальным католичеством; забвение человеколюбия в отношениях с врагами; отсталость Церкви и её институций; негативная и моралистическая ориентация духовности; ослабление и уничтожение человеческой индивидуальности; бюрократический клир; обуржуазивание духовенства; развод между священником и народом; апостольская и священническая духовность; забвение некоторых человеческих проблем; замкнутость и одиночество священника и духовная посредственность архиереев (епархиальных священников).

Реакция, практически всегда реакционная, но также иногда исключительно робкая, на движение текущей «католической секуляризации» в религиозной жизни Испании, – чьим наиболее видным выразителем в последние годы было указанное движение «самокритики», – прозвучала в статьях, не имеющих, как правило, интеллектуальной и этической ценности. В этом смысле, на наш взгляд, можно упомянуть немногие работы, например, “Basta de autocrítica” («Хватит самокритики») Х.М. Гранеро (J.M. Granero) в журнале Razón y Fe, номер 680-681 за сентябрь-октябрь 1954 года.

Будет крайне интересна подборка работ, которые, касаясь рефлексии по поводу испанского католичества, появились в последние годы в журнале Eccelsia, официальном органе Католического действия в Испании; лёгком и реалистичном священническом журнале Incunable, учреждённом в Саламанке в 1948 году; в уже упоминавшихся Signo (Мадрид) и El Ciervo (Барселона); в Documentos, органе Международных католических бесед из Сан-Себастьяна; и в Espiritualidad Seglar (Мадрид), который мы учредили в 1954 году, быстро отделившись от редакторской команды. Далее упомянем работы, интересные для традиционной религиозной социологии, опубликованные в последние годы в Ratón y Fe, Fomento Social, Boletín de la A. C. N. de P. и Revista Internacional de Sociología.

Конец первой части данной работы резюмируем скорым выходом нашей книги Pueblo y catolicismo en España («Народ и католичество в Испании»), в которой была сделана попытка дать чёткий анализ фундаментальных религиозных позиций, которые характеризуют испанскую жизнь в наше время. В первой её части, в которой речь идёт о коллективной религиозной инфраструктуре, содержатся главы, которые углубляют и систематизируют более ранние работы: «Семейная группа», «Рабочий класс», «Буржуазия», «Интеллектуалы», «Духовенство», «Новые поколения послевоенного времени» и «Основные социологические гипотезы». Вторая часть “Clericalismo y anticlericalismo nacionales” («Национальные клерикализм и антиклерикализм») рассматривает «Народные религиозность и антиклерикализм», «Единство и множество на Иберийском полуострове», «Народное образование и церковное обучение», «Лоббистские группы в испанской жизни», «Этапы современного социального католичества», «Провал Католического действия после Гражданской войны» и «Окончание древнего испанского этапа». Третья часть обращается к глубокому смыслу, который, как нам кажется, воодушевляет современные тенденции в среде католиков-мирян, о которых мы говорили выше; то есть, психологическую деклерикализацию, наблюдаемую в католической жизни нашей страны, и синтез между религиозными чувствами и социальным авангардом в сознании молодых поколений периода после Гражданской войны. Она называется «Процесс мирянизации» (El proceso de laicización”) и включает разделы: «Самокритика в испанском католицизме», «Созидательная роль нового мирянина», «Революционная роль нового мирянина», «Независимость Революции и Церковь», «Антиматериализм Иберийской революции», «Чистый народ и его духовная судьба» и «Открытость нового испанского времени».

Хотя мы не считаем, что наша книга представляет собой научное произведение в строгом смысле этого выражения, её цель – реализовать серьёзное исследование радикальных проблем жизни в Испании в последние полтора века, рассматриваемых в двойной сущностной перспективе: религиозной и перспективе смены структур, до сих пор не законченной в большей части областей нашего национального сосуществования.

 

2. Социология католической жизни в Испании

В этом разделе мы собрали информацию об основных книгах, докторских диссертациях и журнальных статьях, формирующих испанскую библиографию по религиозной социологии, как она понимается в нашей стране – рационализованное знание о религиозной реальности национального католичества, служащее для более лёгкого использования священниками имеющихся сил и чёткого исправления существующих дефектов в этом аспекте. К четырём главным источникам, процитированным с самого начала, мы не можем не добавить упоминание о тщательно подобранной библиографии, которую Хесус Ирибаррен (Jesús Iribarren) приводит в начале своего труда Introducción a la Sociología religiosa («Введение в религиозную социологию»), Мадрид, 1955. И, наконец, ряд более ранних работ, о которых мы узнали за последние месяцы.

Исследование, ставшее классическим среди испанской продукции этого типа, – La revolución española y las vocaciones eclesiásticas («Испанская революция и церковные призывы») Северино Аснара (Severino Aznar), Мадрид, 1949, произведение, которое как в методологическом аспекте, так и в плане результатов, до сих пор продолжает оставаться исследованием действительной важности и непреходящей ценности.

Неотъемлемым элементом работы по указанной теме должен являться Guía de la Iglesia en España («Гид по церкви в Испании») – ежегодная публикация Генерального отделения информации и статистики Церкви в Испании (Oficina General de la información y Estadística dela Iglesia en España), Мадрид, том 1, 1954; том 2, 1955. Помимо непосредственно структурных элементов Церкви, этот проект направлен на изучение проблем социальной важности: демографических изменений в гражданском и культурном аспектах (население, браки, рождение, кончины, коэффициенты рождаемости, бракоразводных процессов и смертности, абортов и самоубийств); миграционных движений во всех направлениях; социального обеспечения; уровня преступности; проблем с жильём; стоимости жизни в столицах; числа забастовок; национального дохода в пересчёте на чистый национальный продукт и на одного жителя; размера зарплат; экономического развития по провинциям; других религий (religiones disidentes) и т.д.

Уже упоминавшаяся Introducción a la Sociología religiosa Ирибаррена – это первый подходящий университетский учебник хорошего качества, которым располагает дисциплина. Эта книга, хотя и ограничена на практике изучением аспектов, представляющих интерес непосредственно для религиозной социологии католичества, представляет нам наиболее полный анализ коллективных религиозных феноменов. В этом смысле, она является трудом, в определённой степени полезным для включения в университетскую программу по социологии религии в целом; либо социологии всех религий или религиозных феноменов. Другая интересная работа из этого ряда, хотя и исключительно пасторального типа – Una pastoral científica («Научная пастораль») Сантоса Бегиристайна (Santos Beguiristain), Бильбао, 1954.

Методологически слабо разработанным и малопоказательным с точки зрения результатов, по причине ограниченной помощи опрошенных священников, – таким является труд Los pueblos («Народы»), выпущенный Национальным секретариатом сельского апостольского служения (Secretariado Nacional de Apostolado Rural), входящего в структуру Высшего совета мужчин Католического действия (Consejo Superior de los Hombres de Acción Católica), Мадрид, Pylsa, 1954. Тем не менее, инициатива этой публикации, содержащей выборочное исследование 81 прихода в Кастилье, заслуживает похвалы за серьёзные усилия её организаторов в знакомстве с наиболее значимыми аспектами нашей сельской жизни.

Два известных исследования религиозной жизни в Бискайе опубликовал её епископ, Магистр Касимиро Морсильо (Casimiro Morcillo), в настоящее время архиепископ Сарагосы, во время управления баскской епархией: El precepto de la misa en la diócesis de Bilbao («Канон мессы в епархии Бильбао»), Бильбао, 1952 год; El cumplimiento pascual en la diócesis de Bilbao («Соблюдение Пасхи в епархии Бильбао»), Бильбао, 1954. Это работы непреходящей ценности, внесшие значительный вклад в натурализацию настоящей религиозной социологии в нашей стране.

1936-м годом датируется публикация книги С.Х. Пейро (S.J. Peiró) El problema religioso-social en España («Религиозно-социальная проблема в Испании»), которая отражает нехватку религиозной практики преимущественно в больших пригородных зонах и отдельных аграрных регионах юга Испании периода Второй Республики. Похожую ценность по собранным свидетельствам имеет книга ¿España… es católica? («Католическая ли Испания?») миссионера-редемпториста Сарабии (Sarabia), изданная в Мадриде в 1939 году. Аналогичную значимость имеют три тома полного собрания сочинений Северино Аснара, опубликованных в Мадриде Институтом политических исследований (Instituto de Estudios Políticos) в 1949 году; в них собраны его «Estudios religioso-sociales» («Религиозно-социальные исследования»); его «Impresiones de un demócrata cristiano» («Мнение христианского демократа») – настоящий дневник социально-католической жизни в Испании первых трёх десятилетий века, и др.

Одна из глав книги Fundamentos de Sociología económico-cristiana («Основы экономическо-христианской социологии») (Мадрид, 1949, 2 издание) иезуита Хоакина Аспиасу (Joaquín Azpiazu) посвящена изучению темы «Религиозная социология». Другая интересная работа в этом же направлении – «Resultado de la primera encuesta sobre asistencia a la misa» («Результаты первого опроса о посещении мессы») магистра Хесуса Энсисо Бьяны (Jesús Enciso Viana), епископа Города Родриго, опубликована в «Официальном бюллетене епархии» (Boletín Oficial del Obispado), номер 8 за июнь 1951 года. Другая аналогичная пастораль принадлежит перу Магистра Пабло Гурпиде (Pablo Gúrpide), действующего епископа Бильбао, опубликованная в период его епископии в Сегуенсе – Análisis de la cultura religiosa en una diócesis («Анализ религиозной культуры в диоцезе»), Сигуенса, 1956. Также широко известен опрос «Un sondeo en el alma del trabajador» («Обследование души рабочего»), выполненный архиепископом Валенсии, Магистром Олаэчеа (Olaechea), Ecclesia, 1951, II, 607.

Журнал Surge посвятил религиозной социологии номер 132 за январь 1956 года. Из отдельных работ этого выпуска выделим «Sugerencias para un trabajo inmediato en Sociología religiosa» («Советы для непосредственной работы в сфере религиозной социологии») Хесуса Ирибаррена; y «Cómo se preparó la misión de la Rioja Alavesa» («Как готовилась миссия в Риоха-Алавеса[3]») Карлоса Абайтуа (Carlos Abaitua). Также упомянем опрос «Сто три запоздалых профессии в барселонской семинарии (Seminario Mayor)», реализованный Хорхе Санс Вилой (Jorge Sans Vila) в 1955 году. В нём анализируются культурное, социальное и профессиональное происхождение семинаристов, их географическое происхождение, религиозное окружение и экономическое положение семьи; процесс зарождения и развития их профессии, а также трудности в нём. Другой опрос о поздних церковных карьерах, выполненный Хосе Маркосом (José Marcos), был опубликован в № 754 журнала Ecclesia. Проведён он был в 1954 году среди 49 учащихся Главного колледжа Св. Иакова (Colegio Mayor de Santiago) в Саламанке. Его подход совпадает с подходом предыдущего опроса.

Значительную работу, продолжающуюся в настоящее время, совершает в рамках своей готовящейся диссертации барселонский священник Рожелио Дуокастелла (Rogelio Duocastella). Она будет представлена в следующем году в Католическом институте Парижа (Instituto Católico de París). «Религиозная жизнь города Матаро» («La vida religiosa de la ciudad de Mataró»), провинция Барселона – блестящая профессиональная подготовка этого исследователя заставляет нас с нетерпение ожидать публикации его работы. Также мы слышали положительные отзывы о практически завершённой диссертации иезуита Хосе Марии Басабе (José María Basabe) в Университете Деусто в Бильбао о «Типологии левантийских эмигрантов в Барселоне» («Tipología del emigrante levantino a Barcelona»). Аналогичные отзывы имеются о диссертации, которую начинает другой молодой иезуит, Насарео Гонсалес (Nazareo González), о некоторых религиозных проблемах в области Альмерия.

Другие статьи, заслуживающие внимания: Флорентино дель Валье, «La corona de espinas de Madrid» («Терновый венец Мадрида»), Razón y Fe, № 613, февраль 1949; «Sombras de una gran ciudad: Barcelona» («Тени большого города: Барселона»), Razón y Fe, № 625, февраль 1950; «Problemas económico-sociales de una ciudad moderna: Vigo» («Экономико-социальные проблемы современного города: Виго»), Razón y Fe, № 637, февраль 1951; «¿Hemos perdido a la clase obrera en España?» («Мы потеряли рабочий класс в Испании?»), № 654, июнь 1952; «Situación religiosa del obrero español» («Религиозные взгляды испанских рабочих»), опубликованная в том же году; и «Los avances de la sociología religiosa» («Достижения религиозной социологии»), Ecclesia, 1954, I, 517. А также: Гранеро С.Х. (Granero, S. J.), «¿Absentismo religioso?» («Религиозный абсентеизм?»), Hechos y Dichos, март 1954; Герреро С.Х. (Guerrero S. J.), «Emigración de los religiosos a la ciudad» («Эмиграция религиозных граждан в город»), Razón y Fe, № 674, март 1954; Варгас Суньига С.Х. (Vargas Zúñiga, S. J.), «El problema religioso de España» («Религиозная проблема Испании»), Razón y Fe, 1935-36; Хоакин Аспиасу С.Х. (Joaquín Azpiazu, S. J.), «Causas de la descristianización del mundo obrero» («Причины дехристианизации рабочего класса»), Fomento Social, 1949; Рафаэль Кальво Серер (Rafael Calvo Serer), «La Iglesia en la vida pública española desde 1936» («Церковь в общественной жизни Испании с 1936 года»), Arbor, июль 1953; Хесус Ирибаррен, «¿Podemos exportar vocaciones?» («Можем ли мы интерес к церковной жизни?»), Ecclesia, 1954, I, 207; «Consideraciones estadísticas sobre la solidez de la familia española» («Статистические доводы о крепости испанской семьи»), Ecclesia, 1953, II, 745; «¿Absentismo religioso?» («Религиозный абсентеизм?»), Ecclesia, 1954, I; Итурриос С.Х. (Iturrioz, S. J.), «Sociología religiosa» («Религиозная социология»), Hechos y Dichos, № 221, ноябрь 1953; Советники профсоюзов по религиозным вопросам, «Situación del obrero español» («Положение испанского рабочего»), Ecclesia, 23 января 1954, I, 94; Мануэль Фрага Ирибарне (Manuel Fraga Iribarne) и Х. Тэна Артигас (J. Tena Artigas), «Una encuesta entre los estudiantes universitarios de Madrid» («Опрос среди студентов в университетах Мадрида»), Revista Internacional de Sociología[4], №№ 29 и 30 за январь-март и апрель-июнь 1950; Кармэло Виньяс Мэй (Carmelo Viñas Mey), «Las reformas de estructura y el catolicismo social» («Структурные реформы и социальное католичество»), Revista Internacional de Sociología, № 33 за январь-март 1951; Мануэль Алонсо Гарсиа (Manuel Alonso García), «La clase media y su significación» («Средний класс и его значение»), Arbor, март 1956, где особое внимание уделено религиозному фактору указанной проблемы; Ириено Гонсалес С.Х. (Irieno González, S. J.), «Sociología religiosa» («Религиозная социология»), Sal terrae, Santander, май 1956 – этот же журнал посвятил свой мартовский номер 1956 года религиозным проблемам и протестантской активности в Латинской Америке.

Нам осталось упомянуть лишь о Социальных неделях (Semanas Sociales), возобновлённых в Испании несколько лет назад, которые были посвящены таким темам, как «Работа», «Предприятие», «Проблемы андалузской деревни», «Проблемы среднего класса» и т.д.; и о кратких курсах по религиозной социологии, которые в последнее время регулярно проводятся в нашей стране. В Папском Университете Комильяс эта тема была впервые затронута летом 1955; летом 1956 года VIII общественные летние курсы в том же университете были посвящены полностью изучению религиозной социологии. Другой курс по этой дисциплине проходил в Церковном университете Саламанки (Universidad Eclesiástica de Salamanca) в январе-феврале 1956 года, вёл его Флорентино дель Валье С.Х. В апреле 1956 года данная тема вновь была поднята в Церковном университете в рамках краткого курса о пастырских проблемах. В мае 1956 года пресвитер Хесус Ирибаррен и Флорентино дель Валье разработали на кафедре святого Павла другой курс – «Религиозная и пасторская социология». Летом 1956 года, помимо уже упомянутого краткого курса в Университете Комильяс, произошли, насколько нам известно, две важные встречи, посвящённые изучению методов и практики религиозной социологии: первая состоялась в Витории и была инициирована семинарской группой из этого же города; вторая прошла в Барселоне и была посвящена обмену опытом и инициативными идеями между священниками и мирянами, занимающимися научными исследованиями.

Из зарубежных изданий мы можем упомянуть исследование, появившееся в № 22 от 15 февраля 1954 года журнала «L’Actualité religieuse dans le monde de Paris» («Религиозная действительность в мире Парижа»), «Quelques sondages sur la pratique religieuse a Barcelone» («Некоторые опросы о религиозных практиках в Барселоне»), в котором, несмотря на серьёзный профессиональный подход, недостаточно тщательно проведенный анализ привел к слишком красочной и лёгкой картине, в которой Барселоне атрибутируется «религиозная практика, менее интенсивная, чем в крупных французских городах». Начиная с апреля 1956 года в журнале La Vie Intelectuelle (Париж) появлялись тщательно подготовленные исследования Доминика Дюбарле О.П. (Dominique Dubarle O.P.) о молодом испанском духовенстве периода после Гражданской войны, полные заслуживающих интереса данных по теме, поднятой автором.

 

3. Социология религиозного поведения испанцев

В Испании социология религии, как наука, эволюционировала к настоящему времени недостаточно; отчасти, по нашему мнению, по причинам, которые мы позже изложим, но также и из-за отсутствия на практике других религий, кроме католичества.

Уже цитировавшийся «Гид по церкви в Испании» со ссылкой на протестантские источники сентября 1953 года приводит примерное количество инакомыслящих – из других конфессий – христиан: 30 000 человек во всей стране. Как документальный источник в «Гиде» указывается «Малый словарь протестантских сект» («Pequeño diccionario de las sectas protestantes», Aposotolado de la Prensa, Madrid, без даты) Камило Кривэльи (Camilo Crivelli).

На сегодняшний день единственный источник информации о некатолических культах в Испании мы обнаружили в двух томах «Протестантизм в Испании» (“Protestantismo en España”), не ориентированных на публику, которые в 1953 и 1956 годах издала организация Fe Católica. Согласно подробным данным, собранным в обеих публикациях, и данным из архива Fe Católica, количество протестантов в Испании, включая иностранцев, может быть не более 15 000 и не менее 10 000 человек, приблизительно 12 000. Количество культовых сооружений, как официальных, так и тайных, как представляется, не превосходит 262 на всей национальной территории. Наиболее крупные образования представлены Евангелической испанской церковью (от 2500 до 3000 приверженцев); Плимутскими братьями (около 2500); Евангелическим баптистским союзом, разделённым на две ветви: одну – от Южной баптистской конвенции США и вторую, менее многочисленную, – зависимую от «Христианской миссии в Испании», Торонто, Канада (всего около 2050); Испанской реформистской епископальной церковью (от 800 до 500 членов); Церковью христиан-адвентистов седьмого дня (около 1000); «Ассамблеей Бога» Евангелической пятидесятнической церкви (150); Свидетелями Иеговы (около 450); Христианской евангелической церковью, отделившейся от баптистов и объединяющей около 30 человек; Христианской церковью (около 40); Независимой церковью, отделившейся от адвентистов (около 20); и Квакерами (около 20-25 человек в Арчене и Пальме де Майорка).

Общинами, ориентирующими свою деятельность исключительно на иностранцев, являются следующие: Германская евангелическая церковь, Швейцарская реформатская церковь, Англиканская церковь – единственная среди прочих, имеющая анклавы за пределами крупных городов – в некоторых горнорудных районах Андалусии, разрабатываемых специалистами из иностранных компаний. Очень небольшие группы, также из иностранцев, православных и иудеев проживают, как и вышеуказанные общины, в Мадриде и Барселоне.

Незначительная по численности и также состоящая из иностранцев мусульманская община образует «Исламское движение Ахмадия», зависящее от центральной штаб-квартиры в Пакистане. Наконец, другая секта восточного и синкретистского направления из существующих в Испании – бахаи, включающие 45 приверженцев в Мадриде, около 100 на Тенерифе (Канарские острова) и беженцев, проживающих в Барселоне, Таррасе и Мурсии.

Эта индифферентность испанского сознания попыткам евангелизации со стороны зарубежных сект, настроенных агрессивно антикатолически (на что католические средства массовой информации имеют обыкновение отвечать в не менее раздражённой манере), подводит нас к тому, что единственно важными религиозными феноменами, значительно изменяющими реальную духовную гомогенность страны, являются: сильная клерикальная тенденция, с одной стороны, и не менее интенсивная антиклерикальная. Сторонники этих идей враждуют между собой по вопросу о конкретных и многочисленных проблемах существования испанского католичества как социального тела. Другой тенденцией, также вносящей беспорядок, но проявляющейся намного меньше предыдущих двух, – антиклерикализм другого типа, уже не просто в виде религиозного отвращения по причинам «семейной» духовной ссоры, но носящий открыто антирелигиозный и светский характер – масонское влияние. Таким образом, по нашему мнению, социология религии, как научное направление, подразумевающее социологическое изучение религиозного поведения испанцев, должна включать в себе следующие разделы: духовно здоровая и нормальная жизнь большого католического сообщества страны; изучение двух наиболее важных отклонений – клерикального и антиклерикального – внутри католичества; изучение масонской секты – с её значительным влиянием на политическую и экономическую жизнь современной Испании; изучение популярных и региональных предрассудков; а также изучение малых религиозных сообществ, не относящихся к католичеству.

По этому узкому направлению могут быть интересны уже цитировавшаяся работа Pueblo y catolicismo en España («Народ и католичество в Испании») и книга Хосе Луиса Лопеса Арангурена (José Luis L. Aranguren) «Католичество и протестантизм как формы существования» («Catolicismo y protestantismo como formas de existencia», Madrid, Revista de Occidente, 1950)[5]. Последний труд имеет большую практическую ценность – в нём сконструирована типологическая фигура религиозного «настроения», которая позволяет выделять нюансы при изучении психологического фундамента обеих религий и их различное «естественное» принятие в разных человеческих сообществах.

Другие статьи, которые в этой связи можно упомянуть: «Религиозная социология в Европе» («La sociología religiosa en Europa») Хесуса Итурриоса (Jesús Iturrioz), «Социология религии в Соединённых Штатах» («La sociología de la religión en Estados Unidos») Евы Дж. Росс (Eva J. Ross), опубликованные в Revista Internacional de Sociología, № 43 за июль-сентябрь 1953 года. Также отметим статью Кармело Виньяса Мэя (Carmelo Viñas Mey) «Социально-демографические заметки о Мадриде Габсбургов»[6] («Notas social demográficas del Madrid de los Austrias»), опубликованную в первом номере Revista de la Universidad de Madrid за 1956 год и содержащую данные касательно социального положения обращённых в христианство евреев в испанском обществе той эпохи.

Исследование, полностью посвящённое этой чрезвычайно интересной теме – «Обращённые в христианство в Кастилии XVI века» («Los conversos en Castilla en el siglo XVI») Антонио Домингеса Ортиса (Antonio Domínguez Ortiz), которое в ближайшем времени появится в третьем томе Социальной истории Испании (Historia Social de España), публикуемой под покровительством Социологического института «Бальмес» в Мадриде. Этот же автор ранее опубликовал книгу «Испанское общество в XVIII веке» («La sociedad española en el siglo XVIII», Madrid, Instituto «Balmes» de Sociología, 1955), которая также содержит ценную информацию, связанную с нашей дисциплиной.

 

4. Возможности социологии религии в Испании

Мы надеемся, что взращивание социологии религиозного поведения наших соотечественников поможет нам сделать значительный вклад в разрешение кризиса испанской современности.

В частности, характеристики этого острого исторического кризиса, перечисленные нами в начале: укоренение живучих и опасных верований и революционных настроений в разуме народа – и та решающая роль, которую они сыграли в этом кризисе, вызвали то, что мы, испанцы, страстно разделились на основе героической защиты той или иной картины мира. Поиск причин нашей коллективной болезни со всей холодностью научного анализа до настоящего момента не оставил нам какого-либо душевного успокоения. Лишь пессимизм, унамуновская «агония» и буря в качестве интеллектуальной позиции; молчаливое страдание или трагический кровавый взрыв в качестве национальных и социальных позиций служили нам до нынешнего момента адекватным языком для выражения нашего радикального современного беспорядка.

Кажется, теперь начинает проявляться, в конкретных характеристиках и тенденциях в среде испанской молодёжи, осознание синтеза, выходящего со своими братскими и конструктивными символами за границы старого сознания – бесстыдного и братоубийственного. По нашему мнению, у нас появилась возможность незаинтересованного и объективного исследования благоприятных и порочных аспектов нашей реальности.

Первый шаг в этом смысле, очень отдалённо ориентированный на цели спокойного и позитивного познания, – был сделан благодаря беспокойной рефлексия по поводу испанского католичества – Хайме Бальмесом, а также в известной степени – де Фейхоо и де Хобейанос. Вторым шагом – уже заметным и рациональным – стало пробуждение религиозной социологии католичества, в особенности среди молодого церковного поколения времён после Гражданской войны 1936 года. Конкретный результат для полного понимания духовной драмы испанцев нашего времени даст, как мы надеемся в итоге, всеобщая социология их, испанцев, религиозного поведения.



[1] Литературный критик, настоящее имя – Хосе Мартинес Руис (José Martínez Ruiz) (Прим. пер.).

[2] Вероятно, имеется в виду британский и американский психолог Рэймонд Бернард Кэттелл (Прим. пер.).

[3] Район в Испании в провинции Алава, Страна Басков (Прим. пер.).

[4] Данный журнал доступен в электронном виде в сети Интернет: Revista Internacional de Sociología – http://revintsociologia.revistas.csic.es/index.php/revintsociologia/index (Прим. пер.).

[5] «Католичество и протестантизм как формы существования».

[6] Помимо исторической эпохи Мадридом Габсбургов называют также старый центр испанской столицы, построенный во время правления в стране Габсбургской династии, известной в Испании как Австрийский дом (Casa de Austria) (Прим. пер.).

Нажмите Enter
Follow Us
On Facebook
On Twitter
On GooglePlus
On Linkedin
On Pinterest
On Rss
On Instagram