Лункин Р.Н. Евангельские церкви в Европе

Л

Новая волна евангельских церквей в Европе: революция в христианском сознании

Евангельские церкви и миссии, рожденные или же значительно изменившиеся в ХХ веке, стали открытием нового христианского мира для жителей многих континентов и частей света. В начале ХХI века уже можно сделать вывод, что многообразие новых (по сравнению с церквями Реформации) евангельских движений, большинство которых составляют пятидесятники и харизматы, стало принципиально новым проявлением христианства. Это движение смогло стать миссионерски успешным в постсекулярном обществе и в тех частях света, где глобализация разрушала и все еще разрушает основы традиционных обществ, в том числе массовую религиозность.

Социальная мимикрия ярко выразилась в богословии духовных даров, исцеления и процветания в рамках пятидесятническо-харизматического движения, которое стало новым лицом евангельской волны конца ХХ – начала XXI века – именно оно известно яркой манифестацией своей веры, многочисленными течениями и доктринами, чрезвычайной мобильностью, способностью заражать харизматическими идеями другие протестантские направления. В пятидесятничестве проявилась основная черта всего евангельского направления – стремление выработать такое практическое богословие, которое в максимальной степени приблизило бы церковь к нуждам людей и мотивировало их к социальной активности.

Социология религии в обществе Позднего Модерна : сборник статей по материалам четвертой Международной научной конференции. НИУ «БелГУ», 12 сентября 2014 г. / отв. ред. С.Д. Лебедев. – Белгород : ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2014. – с.175-186

У общества возникает масса вопросов к такого рода церквям – может ли привлекать к христианской вере община, которая не связана с национально-культурной идентичностью, с респектабельными слоями общества, которая рассыпана в сотнях и тысячах церквей и их лидеров, и можно ли выделить какие-либо характерные черты этой неуловимой веры в социальном контексте. Или же мир имеет дело с временным революционным феноменом, который возник только в силу кризиса исторического христианства.

Евангельский «муравейник»

В Европе пятидесятническо-харизматическая миссия и евангельское движение имеет такую же давнюю историю, как и в США. Однако в отличие от Африки и Латинской Америки со второй половины ХХ века евангелисты Европы не играли столь огромной роли в изменении всего религиозного ландшафта стран и ещё не участвовали столь активно в политической жизни. На европейском континенте, да и на всем постсоветском пространстве экспансия целого ряда международных евангельских движений не приводила к появлению массовых многотысячных общин, которые исследователи привыкли видеть в Бразилии или Нигерии. Безусловно, это не означает, что церкви и миссии в Европе не появлялись, они развивались, как и множество других христианских конфессий, имеющих свою историю в различных странах Евросоюза и в России с XIX века. Но до 2000-х годов евангелисты не выходили за определенные рамки, не были яркими и влиятельными игроками на общественном пространстве. Прорыв произошел в конце 1990-х и в 2000-х годах, когда евангельское движение стало во всех частях света глобальной христианской церковью, преодолевшей все границы: географические, политические, культурные.

Современное евангельское движение можно сравнить с большим муравейником, где каждый занимают свою нишу, и делает свою работу, но все равно приносит результат этой работы в общую копилку, и как бы друг от друга ни отличались члены разных направлений, они все равно считают себя одной семьей.

Развитие пятидесятничества и шире – евангельского движения «пробуждения» – имеет много общих черт в России и странах Евросоюза, в США. «Пробуждения» или «ревайвелы», которые зарождались среди американских протестантских церквей, находили отклик и на европейском континенте. Можно выделить, по крайней мере, три больших волны «пробуждений», которые приводили к массовому созданию новых церквей и расколу старых, с каждым новым «пробуждением» движение расширялось и становилось все более многообразным, но при этом осознающим свое внутреннее единство.

Первая волна евангельских «пробуждений» в различных церквях (создание новых церквей и движений, которые откалывались от методизма и баптизма) началась во второй половине ХIХ века и продолжалась до 1920-х годов. Именно тогда на основе баптистских, методистских и других общин зародился Евангельский европейский альянс (в Англии в 1880-е гг. родилось общеевропейское Кесвикское движение «пробужденных» общин), а из методистского движения святости родилось пятидесятничество, которое стало бурно распространяться в начале ХХ века. Окончательное оформление основных мировых организаций пятидесятников произошло фактически одновременно в США и чуть позже, при советской власти, в России. Основным отличием пятидесятников от других протестантов стало признание особой роли «духовных даров» и действия Святого Духа в жизни человека (после первого этапа – покаяния и обращения – человек должен получить «огненное крещение» Духом или «рождение свыше», которое выражается в глоссолалии, «говорении на иных языках»). Тогда были заложены основные качества будущего глобального движения – пятидесятничество сразу стало проблемой для исторически укорененных церквей в силу активного прозелитизма и, кроме того, был заложен новый принцип создания и деления различных направлений – исходя из «духовного видения» форм миссии, проявлений духа в жизни человека, стиля проповеди и богослужения. В этом принципе выразилась одна из характерных черт евангелистов – легкость в создании новых церквей и миссий, провозглашения доктрин и концепций развития и насаждения церквей.

Вторая большая волна была связана с развитием харизматического движения в разных христианских конфессиях с 1960-х годов (в том числе, это движение Jesus movement, близкое к хиппи). Харизматы напрямую не были связаны с пятидесятниками, «классические пятидесятники» 1920-х годов отделяли себя от харизматического движения, подчеркивая его новшества и «ереси», но история дальнейшего развития показала, что харизматические церкви по мере их развития трудно отличить от пятидесятников, и наоборот, молодые пятидесятнические церкви неотличимы от харизматов. В России и на всем постсоветском пространстве жесткое отделение пятидесятников и харизматов, отнесение их к разным направлениям просто бессмысленно. Вторая волна продолжалась до середины 1980-х годов, когда родилось «Движение веры» и целый ряд миссионерских церквей («Виноградник», «Слово жизни»), появилась масса новых проповедников-целителей, которые собирали тысячи и десятки тысяч людей от Украины, Белоруссии, Прибалтики до Африки и Латинской Америки. Во время второй волны евангельское движение стало транснациональным и вышло за конфессиональные пределы – «пробуждение» и «рождение свыше» стало возможным и вне пятидесятничества, вне харизматического движения, любой баптист, пресвитерианин или англиканин мог получить «рождение свыше» и остаться в своей конфессии, или основать независимую евангельскую миссию. И его все равно будут считать единоверцем. Движения и проповедники второй волны захлестнули постсоветское пространство с конца 1980-х годов.

Третья волна евангельского «пробуждения» стала формироваться к концу 2000-х годов, когда евангельские церкви постсоветского пространства в достаточной мере окрепли, а в странах Евросоюза и в США стали появляться новые лидеры и новые миссии, которые растут за счет африканских и азиатских «пробуждений», а в Европе за счет мигрантов. Развитие этой волны трудно предсказать, вариантов и путей много – она может обрести силу нового ревайвела к 2020-м, может стагнировать в Европе, но бурно развиваться в России и Китае, отдельные страны могут нарушать общую картину – в Великобритании, Украине, Франции, Латвии церкви новой волны развиваются более динамично, в других менее и т.д. Вместе с тем, очевидно одно – новые волны постоянно расширяют кругозор и мобильность евангельского движения, которое способно перетекать из одной стороны в другую, в зависимости от социально-экономической ситуации.

В России и Евросоюзе новое евангельское движение стало стремительно завоевывать симпатии части общества, а в рамках практической религиозной жизни отодвигать, особенно в региональном разрезе, традиционные исторические церкви (католиков, православных, лютеран, англикан) на второй план. Евангельские церкви рассматриваются, в основном, в качестве конкурентов традиционных церквей. В традиционном сознании не укладывается представление о том, что христианство может существовать без корней, национальной культуры, без интеграции в культурную среду, при постоянно изменении форм миссии и служения, разрушая любые границы (активный прозелитизм, восприятие форм массовой культуры).

В глазах общества евангельское движение безлико, аморфно, хаотично, оно не воспринимается как единое целое. В связи с этим неудачи и успехи движения связываются с личной харизмой или корыстью пасторов, отдельные движения воспринимаются как «еретические» ответвления протестантизма, которые не имеют с ним ничего общего и т.д.

В богословском отношении евангельское движение объединяют общехристианские догматы – о Святой Троице, о спасении через Иисуса Христа, а также основные принципы протестантизма – оправдание верой, признание в качестве единственного источника истины Библии, признание особой роли Божьей благодати, которая одна лишь может привести ко спасению. Среди основных мировоззренческих и социальных черт евангельского движения России и Евросоюза можно выделить следующие:

– независимая миссионерская и социальная активность, стремление создать автономные самодостаточные проекты, акции и инициативы, не связанные никакими культурными, церковными и иными рамками;

– неожиданные формы миссионерской работы и богослужения, отдельных духовных практик;

– создание своего полноценного микромира в рамках каждой локальной церкви, каждая община становится прообразом небольшого «ковчега», где собрано все, что необходимо человеку;

– формирование церковной экономики на уровне каждого верующего, его семьи и его работы – это означает, что практичное христианство «новой волны» планирует жизнь каждого верующего;

– воспитание демократических ценностей, верующего как активного гражданина, в каком-то смысле церковь провоцирует активное демократическое поведение;

– политическая и культурная платформа церкви основывается только на защите или проповеди «библейских ценностей», потому что иной идеологии, кроме «моральной программы» для этого христианства фундаменталистского толка не может существовать;

– межрелигиозные, межцерковные отношения, а также отношение к политическим идеологиям строится на принципе осуждения или реформирования с точки зрения «библейских ценностей», а не диалога с иными философскими, научными и историософскими концепциями, которые для фундаменталистов не имеют смысла.

Евангельский «муравейник» по происхождению является многосоставным, но по существу церкви и миссии, в него входящие, несмотря на различия своего происхождения и богословские акценты, являются вполне однородными. Терминологически в понятие «пятидесятники» мы включаем и харизматов, а евангелистами или, что более правильно, евангеликами в статье называются все члены евангельского движения, затронутого волной «пробуждений» (это, в основном, евангельские христиане, баптисты, пятидесятники, но это могут быть и лютеране, методисты, адвентисты и т.д., в России, к примеру, выступающие по существу в рамках одного евангельского движения). Евангелики – более правильное, хотя и непривычное слово для этого движения, так как в американской традиции все многообразие протестантских движений, вышедших из ревайвелов XIX века в Северной Америке, принято называть евангеликализмом (evangelicalism), а верующих evangelicals, но в каждой стране этот термин приобретает свое звучание. На российское почве протестантизм объединяет термин «евангельское движение», а члены церквей – евангельские верующие или евангелисты (хотя под этим понятием понимают и авторов Евангелий, и должность «проповедника»).

По мировоззренческо-богословским характеристикам различные направления евангельского движения можно разделить на следующие категории.

  1. Евангелисты, не признающие пятидесятнических «духовных даров». Крупнейшим европейским отделением такого рода церквей является Евангельский миссионерский альянс. К этому движению также можно отнести баптистско-евангельское движение (в России – это евангельские христиане, а также евангельские христиане-баптисты (ЕХБ), объединенные в Российский Союз ЕХБ). В европейских странах баптизм скорее является исторической церковью, но молодежные баптистские общины быстро становятся социально и миссионерски открытыми, и их сложно отличить от других евангельских групп.
  2. Пятидесятничество. Ведущую роль играют европейские церкви Ассамблеи Бога, всемирного объединения пятидесятников (центр в США), а также многочисленные отдельные движения, называющиеся как пятидесятниками, так и харизматами. Среди известных локальных миссий – церковь «Слово Жизни», основанная в начале 1980-х годов в Швеции пастором Ульфом Экманом, но самые крупные общины этой церкви сложились в Украине, Армении и России. В России пятидесятничество представлено тремя крупными союзами: Российская Церковь христиан веры евангельской (ХВЕ), Российский объединенный союз ХВЕ, Объединенная Церковь ХВЕ (незарегистрированные пятидесятники).
  3. Свободные евангельские церкви, которые могут принимать элементы пятидесятнического богословия и форм миссии и проповеди. Среди такого рода церквей можно выделить многочисленные корейские пресвитерианские церкви, крещеные Духом Святым, в России многие церкви Евангельского миссионерского христианского альянса (связанного с Европейским альянсом) признают глоссолалию. Как правило, значительная часть церквей в рамках всего евангельского движения считает себя неденоминированными христианами (или евангельскими христианами), у которых нет «религии» или «конфессии», а поэтому называют свою церковь евангельской или просто христианской.
  4. Харизматические группы и движения в исторических традиционных церквях (харизматы, признающие и практикующие пятидесятнические духовные дары, среди католиков, православных, англикан, баптистов и т.п.). Примером может служить община Holy Trinity Brompton в Лондоне, которая использует харизматические формы служения, но является частью Англиканской церкви и ставит своей задачей реевангелизацию наций и изменение общества.

По данным Центра по исследованию глобального христианства (Pew Forum on Religion&Public Life), в Европе, включая и Россию, 1,5% пятидесятников, 1,8% харизматов, 2,9% евангелистов. Согласно методологии Центра пятидесятниками являются, прежде всего, те, кто принадлежит к исторически существующим пятидесятническим деноминациям, таким как Ассамблея Божия (Assembly of God) и Церковь Божия (Church of God), признают духовные дары, в том числе говорение на иных языках, исцеления и пророчества. К пятидесятникам могут быть отнесены также и представители независимых церквей, которые практикуют пятидесятническое богословие даров и исцелений. Харизматами в классификации Центра являются, в основном, те, кто используют духовную практику пятидесятничества в других христианских конфессиях (православные или католики-харизматы и т.д.) и принадлежат к харизматическому движению, зародившемуся в 1960-х годах в США. Многие харизматические ассоциации, такие как Содружество «Виноградник» (Vineyard), безусловно, отличаются от классических пятидесятников «Ассамблеи Божией», но стоит признать, что эти харизматы на постсоветском пространстве сливаются с пятидесятничеством. Члены евангельского движения в целом (евангелисты, evangelicals) в представлении Центра – это более широкое движение христиан, которые верят в необходимость обращения или рождения свыше для получения спасения, наивысшим авторитетом признают Библию как откровение Божие, а также чрезвычайно сильно привержены евангелизму или распространению христианского послания по всему миру. Это и пресвитериане, и свободные евангельские церкви, и методисты. Корни евангельского движения Центр Пью видит в лютеранском пиетизме в Германии XVII века и в английском методизме XVII-XVIII веков [4].

Как признаются сами авторы исследования, пятидесятники и харизматы – это составная часть евангельского движения, а поэтому нельзя полностью идентифицировать и суммировать цифры евангелистов и пятидесятников. Но к этому можно также добавить, что харизматами может называть себя часть пятидесятников. Вместе с тем, это совсем не означает, что цифры, приведенные Центром Пью, завышены, они вполне соответствуют реальности, учитывая неучтенный в опросах потенциал церквей и идентификацию верующих.

Население Европы составляет примерно 722 млн человек (по данным Евростата, население 28 стран ЕС на 2013 год – 505 млн чел., плюс Турция – 75 млн чел., а также Россия – 142 млн чел.) [13], хотя во многих исследованиях фигурирует общая цифра населения Европы – 830 млн чел., что больше соответствует реальности, учитывая наличие легальных и нелегальных мигрантов. Процент евангельских верующих может составлять от 4 до 6% населения, то есть от 29 млн до 43 млн (или же от 33 до 50 млн, если исходить из максимальной цифры населения европейского континента, в странах Евросоюза, соответственно, от 20 до 30 млн чел.). Таким образом, довольно неожиданно евангельское движение стало массовым не только в Африке и Латинской Америке, но и в Европе. Исследования, проведенные в рамках проекта World values survey по каждой стране Европы, на первый взгляд, дают довольно скромный результат – в среднем можно выявить 1-3% тех, кто ассоциирует себя с пятидесятниками, свободными евангельскими церквями, просто протестантами или евангелистами.

Оценить численность верующих и количество евангельских церквей (общин и групп) чрезвычайно сложно в силу особенностей этого движения, а также того, как существуют религиозные общины во многих странах Евросоюза (без регистрации или зарегистрированы в качестве общественных объединений). В рамках социологических опросов в традиционно лютеранских странах (в Германии, например) в графе «протестантизм» могут быть собраны все направления и трудно отделить одних от других, евангелисты могут относить себя и к свободным евангельским церквям, и к пятидесятникам, и просто к «христианам», а также могут считать, что у них нет деноминации, а есть христианская вера без конфессии. В массовых опросах (при выборке по стране от 1000 до 2500 анкет) евангельские движение, маркерами которого являются пятидесятники, харизматы, свободные церкви, часто представлено 1–2%, так как в массовом сознании живут только образы традиционных церквей, а сплоченные и активные, пусть даже многотысячные общины, рассеяны и не имеют пока единого образа.

Европейское исследование ценностей, которое по существу является частью мирового исследования, подтверждает постепенное появление евангелистов в массовых опросах по отдельным странам. Маркером является присутствие пятидесятников в опросах с совсем небольшим количеством анкет по стране (до 1000) – в Латвии, Финляндии, Исландии, Беларуси, Хорватии [6].

Многомиллионным евангельское движение можно назвать пока лишь в масштабах всей Европы, а не какой-либо конкретной страны, хотя в некоторых странах оно становится все более заметным в общественной сфере.

Евангелисты и общество

В рамках европейского общества евангельские церкви попали между двух огней – с одной стороны, это представители традиционных церквей и их консервативно и ксенофобски настроенной части, с другой стороны, это секулярное общество, светская интеллигенция, бюрократия, рассматривающая религию как частное дело, которое не может влиять на публичную политику. При этом, церкви и миссии разных направлений не только не снижают свою активность из-за противодействия и критики с обоих сторон, но и считают своим христианским долгом нарушить или даже сломать идеологическую политическую систему, созданную как исторической церковью, так и сторонниками светскости и «атеистической» нейтральной политики.

Самым ярким и непримиримым является противостояние православных и протестантов, прежде всего, в Греции и в России, где под понятие «сектант» в масс-медиа и в православной литературе подпадают, прежде всего, представители новых евангельских церквей. Элладская архиепископия периодически обвиняет евангельские церкви в прозелитизме, в том числе за обычное распространение экземпляров Нового Завета. Например, в июле 2014 года Миссионерская организация «Hellenic Ministries» (Hellenisches Missionswerk) планировала раздать Новые Заветы на современном греческом языке на полуострове Халкидики недалеко от Фессалоник. Евангелисты заявили, что «только немногие греки имеют дома Библию. С другой стороны, большая часть населения Греции считает Библию книгой, которую могут понять только богословы». Православные выступили за запрет акции, как это было и ранее – в 2013 году во время такой же акции были задержаны 57 распространителей Новых Заветов [1].

Во Франции евангельские общины больше страдают от светской бюрократии и общественности, заявляя о дискриминации со стороны властей. Чиновники считают спонтанные собрания евангелистов, особенно выходцев из Африки, подозрительными и опасными, власти и граждане пытаются запретить харизматам проводить свои шумные собрания, не дают в аренду помещения. Например, община Евангельского миссионерского центра (Centre Missionaire Evangélique) вынуждена была арендовать бывший супермаркет под Парижем, так как в городке Монтрёй мэр и соседи церкви просили убрать музыку, а затем и попросили не петь, что было неприемлемо для верующих, полиция также прерывала богослужения, чтобы пообщаться с пастором. Несколько раз общины Союза Гаитянских и Афро-Карибских евангельских церквей Франции привлекались к суду за «шум» на богослужениях в воскресное утро (пасторы подозревают, что чиновники и местные жители могли действовать также из скрытых расистских соображений). В связи с этим Национальный совет французских евангелистов (CNEF) не раз обращался к властям с призывом не осложнять жизнь верующим, подталкивая их к созданию нелегальных церквей, которых вокруг Парижа уже около 200 (15% создано иммигрантами).

Общественность находит множество оснований для осуждения евангельских лидеров и самого существования подобных церквей: экспрессивные богослужебные практики, акцент на финансовом процветании периодически приводит к подозрениям в мошенничестве, агрессивное миссионерство, проповедь Библии – все это отвергается как что-то антипатриотическое или антисоциальное, работа церкви с диаспорами или группами социального риска, например, с наркозависимыми, также часто отпугивает респектабельных граждан. Есть и еще одна причина для дискриминации, о чем говорят многие американские и европейские миссионеры – консервативный евангелизм рассматривается в европейской прессе и в политике как опасный фундаментализм, ставится на одну доску с исламским фундаментализмом, как проявление фанатизма.

Наиболее ярким проявлением и результатом социальной направленности общин стало активное привлечение мигрантов в евангельские общины. Национальная пресса в странах ЕС все чаще обращает внимание на растущие экстравагантные церкви. В Мюльхайме (Mülheim an der Ruhr) большую известность приобрела община, выросшая в индустриальном районе, и насчитывающая 600 чел. Пастор – Эдмунд Браун (Edmund Sackey Brown), выходец из Ганы, поставил своей целью увеличить общину до 5 тысяч в ближайшие годы, для чего даже сделал специальный номер для своего «Мерседеса» – «MH FJ 5000» (Mülheim for Jesus 5000). В церковь приходят, в основном, мигранты из Африки, но есть также и немцы, которые помогают пастору [8].

Относительный бум мигрантских церквей во Франции был отмечен в середине 2000-х годов. По сравнению с посещаемостью служб в католических приходах регулярные многолюдные собрания евангелистов, выходцев из Африки, Азии и Латинской Америки, особенно заметны. Если ранее евангельские общины были микроскопическими, то на 2006 год была отмечена цифра в 460 тыс. активных прихожан. Во Франции действует Сообщество церквей африканского происхождения, куда входят иммигрантские общины. Периодически возникают проблемы с местными властями, но, как заявляют представители Сообщества, власти и представители МВД довольно быстро привыкают к ним, наблюдая за положительным эффектом деятельности церкви в округе. Одни из примеров – община в Иври-сюр-Сен (Ivry-sur-Seine) Христианский центр «Влияние», основанная конголезцами Ивом и Иваном Кастану. Они подчеркивают, что их церковь сфокусирована на нуждах людей, не только духовных, но и финансовых, семейных, любых других. Помимо этого, представители 26 национальностей из разных частей Африки чувствуют себя единым целым в церкви. Французы, которые также есть в общине, полагают, что атмосфера в общине более теплая и открытая к Богу, чем в других европейских церквях, которые скорее боятся евангелистов, в особенности, общин, проповедующих «процветание». Однако наряду с этим католические приходы заимствуют библейские классы у евангелистов, а протестантизм Реформации уже не так снисходительно относится к евангелистам-харизматам. По словам, Арнольда де Клермона, главы Протестантской федерации Франции, ранее французские протестанты немного с презрением относились к несолидной евангельской теологии, а теперь хотят учиться друг у друга и развиваться вместе [7].

В Великобритании увеличение числа практикующих верующих в новых евангельских церквях также стало открытием конца 2000-х годов. Согласно данным опроса по христианским церквям Британии, посещаемость воскресных служб во всех христианских конфессиях с 1989 по 2005 гг. значительно упала (в Церкви Англии на 31%, в Католической церкви на 49%). Исключением стали пятидесятники и евангельские церкви, которые выросли на 22% и 10%, соответственно [11]. Одним из ключевых моментов доклада Института исследования публичной политики (Institute for Public Policy Research, www.ippr.org) в 2009 году стало то, что среди 4,5 млн жителей Британии, родившихся вне Соединенного королевства, более половины составляют христиане, среди которых самыми энергично растущими группами являются польские католики и африканские пятидесятники. Харизматические церкви активно привлекают выходцев из Африки и Латинской Америки. К примеру, в одном из самых больших районов на Юго-Востоке Лондона – Льюишаме – 65 пятидесятнических церквей связаны с нигерийской диаспорой, остальные обслуживают выходцев из Ганы, Конго, Кот-д’Ивуара [9].

Евангельское пробуждение или ревайвел происходит не только в тех странах, которые отличаются большим миграционным потоком и сильными диаспорами. Миграция затронула все европейские страны, но церкви развиваются разными путями: не только с помощью мигрантов, но и создавая новые церкви на основе существующих евангельских союзов, добиваясь миссионерского успеха в молодежной среде, что придает церкви силы, энергии, создает ей необходимую социальную рекламу. Такова многогранная ситуация, сложившаяся в Швейцарии, на примере небольшой страны легче проследить те тенденции, которые характерны и для крупных государств Европы. Международное христианское содружество (International Christian Fellowship) начало свою деятельность в 1996 году, а к 2004 году в нем было уже более 5 тыс. последователей в 15 городах страны, ежегодный рост составляет 25%. Молодежь шла слушать Евангелие под танцевальную музыку и огни диско. Содружество называли «успешным продуктом» на религиозном рынке, течением американского евангельского фундаментализма, но после взрывного успеха евангелистов все остальные конфессии Швейцарии стали создавать молодежные миссии: реформаты основали «Jugendkirche Zurich», Католический Синод Цюриха с 2006 года одобрил проект «Церковь молодых» [10].

Социальная мобильность евангельского движения, социальная открытость к нуждам людей и включение каждого человека и его семьи в служение общины делает церкви центром самых разных культур и субкультур: национальных, молодежных, сторонников консервативных ценностей, просто людей, которые хотят твердой веры с жесткими принципами и правилами или же веры, основанной на современных ритмах.

***

Евангельское движение выработало свою христианскую контр-культуру в секулярном обществе и именно для обращения этого общества к вере. В значительной степени многообразное евангельское движение является ответом христианства на секуляризацию сознания людей, обществ, целых стран, для которых опора на какую-либо одну или даже две религиозные традиции стало делом далекого прошлого. Евангельская контр-культура – своего рода deus ex machina в мире глобализации и научного прогресса, где помощи свыше вроде бы уже ждать неоткуда.

Однако не столько слабость традиционных церквей Европы (которая также весьма относительна, а влияние католицизма, лютеранства и православия по-прежнему велико) стала причиной распространения евангельского движения. Границы для новых евангельских миссий открыла как идеологическая глобализация, так и миграция населения из Африки, Турции, Ближнего Востока, Латинской Америки. Европа значительно изменилась к 2010-м годам, и теперь евангелисты отвечают на нужды и чаяния новых социальных и этнических групп, людей разных мировоззрений, помогают трансформировать «старые» религиозно-культурные традиции, а значит, это движение требует пристального внимания как одно из основ живой христианской идентичности европейцев.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Радио Ватикана, 9 июля 2014. URL: http://de.radiovaticana.va/news/2014/07/09/griechenland:_kritik_f%C3%BCr_verteilaktion_der_evangelikalen/ted-812163
  2. Судоплатов П.А. Миграционные процессы и миграционная политика в странах Европейского Союза. Автореферат на соискание ученой степени кандидата экономических наук. ИСПИ РАН. Москва, 2006. URL: http://isprras.ru/pics/File/avtoref-07/2007_Sudoplatov.pdf
  3. Clea Caulcutt. Evangelicals accuse French officials of discrimination. Global post. July 1, 2012. URL: http://www.globalpost.com/dispatch/news/regions/europe/france/120613/evangelicals-accuse-french-authorities-discrimination
  4. Christian Movements and Denominations. Pew Research Center. URL: http://www.pewforum.org/2011/12/19/global-christianity-movements-and-denominations/
  5. Ed West. I’m not surprised Evangelical Christianity is on the rise. The Telegraph. December 14th, 2009. URL: http://blogs.telegraph.co.uk/news/edwest/100019857/im-not-surprised-evangelical-christianity-is-on-the-rise/
  6. European Values Survey. EVS 2008. URL: http://zacat.gesis.org/webview/index.jsp?object=http://zacat.gesis.org/obj/fCatalog/Catalog5
  7. Evangelical Churches Flourishing in Europe. Voice of America. October 31, 2009. URL: http://www.voanews.com/content/a-13-2006-07-24-voa48/322976.html
  8. Marcus Costello. Ghanaian pastor seeks to ‘re-Christianize’ Germany. March 19, 2014, Deutsche Welle. URL: http://www.dw.de/ghanaian-pastor-seeks-to-re-christianize-germany/a-17501259
  9. Martin D. Britain’s tolerance to Islam results in more than 1m Muslims setting up home here. DailyMail, 14 December 2009. URL: http://www.dailymail.co.uk/news/article-1235527/Britains-tolerance-Islam-results-1m-Muslims-setting-home-here.html#ixzz375Ex5tdo
  10. Melodious Church Attracts Youth in Switzerland. 20 April 2004. URL: http://www.christiantoday.com/article/melodious.church.attracts.youth.in.switzerland/659.htm
  11. Rick Muir, Lucy Stone. Who Are We? Identities in Britain, 2007. URL: http://www.ippr.org/assets/media/images/media/files/publication/2013/04/who%20are%20we_1563.pdf
  12. Samuel Jaberg. Evangelical churches boom in Switzerland. DEC 4, 2011. Swissinfo.ch – the international service of the Swiss Broadcasting Corporation (SBC). URL: http://www.swissinfo.ch/eng/evangelical-churches-boom-in-switzerland/31687432
    Total population as of 1 January (англ.). Eurostat. URL: http://epp.eurostat.ec.europa.eu/tgm/table.do?tab=table&plugin=1&language=en&pcode=tps00001