Эрик Шарп. ЭДУАРД БЕРНЕТТ ТАЙЛОР

Э

Эдуард Бернетт Тайлор (1832-1917) — английский антрополог, которого иногда называют “отцом британской антропологии”. Он родился 2 октября 1832 года в Лондоне в семье владельца латунного предприятия. И мать, и отец Тайлора входили в Общество друзей, таким образом, он рос в квакерской общине. Тайлор начал участвовать в работе отцовского предприятия в возрасте шестнадцати лет, но вскоре он заболевает, и в 1855 году его отправляют в Америку для поправки здоровья. Находясь на Кубе в 1856 году, Тайлор встречает известного археолога Генри Кристи, тоже квакера, после чего некоторое время они путешествуют вместе. Результатом этого турне становится первая книга Тайлора  Anahuac, or Mexico and the Mexicans, Ancient and Modern (1861), написанная и изданная, когда автору не было еще и тридцати лет. У Тайлора не было никакого университетского образования, но в возникающем пространстве антропологии он проявляет себя одаренным автором и неутомимым исследователем. Другие две книги, благодаря которым его и запомнили, были написаны на четвертом десятке жизни: Researches into the Early History of Mankind (1865) и еще более известная Primitive Culture (2 vols., 1871). Тайлором было написано много статей и рецензий, но книгу он впоследствии издает только одну — популярный учебник  Anthropology (1881). Постепенно он обретал и академическое признание. В 1875 году он получает степень почетного доктора Оксфордского университета. В 1883 году — становится хранителем Музея Оксфордского университета и в 1884 году — лектором по антропологии. С 1896 года до отставки в 1909 году Тайлор был первым в Британии профессором антропологии. Его посвятили в рыцари в 1912 году, а 3 января 1917 года он скончался.

В годы наивысшей творческой активности Тайлора главным вопросом в повестке дня социальных наук был вопрос о происхождении и эволюции религии; ведущими теоретиками в данной проблеме были Макс Мюллер и Герберт Спенсер — каждый в своей нише. Макс Мюллер работал исключительно с языком, а Спенсер работал над широкими обобщениями, основу для которых он в большой степени заимствовал у Огюста Конта. Тайлор проявлял не меньший интерес к языку, чем Мюллер, но его интересовала куда более ранняя точка его развития, чем “арийские” корни и их значение. Чтобы добраться до этой точки, Тайлору было необходимо сформулировать обстоятельную теорию, способную заполнить брешь между настоящим временем и отдаленным прошлым. Так появилась на свет теория “пережитков” — культурных или общественных элементов, не затронутых эволюцией. Вероятно, что жест предшествовал языку, и, тем не менее, Тайлор был слишком осторожен, чтобы прямо утверждать, будто бы жест является отдельным, особым уровнем коммуникации. Что касается вопросов, связанных с религией, то здесь, по собственному мнению, он ощущал себя на более твердой почве.

Идея “анимизма”, то есть “веры в духов” как самой ранней из известных форм религии впервые озвучивается Тайлором в журнале Fortnightly Review в статье “The Religion of Savages”. Разумеется, что что эта форма открывается в изучении пережитков, а также благодаря особой интерпретации такого сложного феномена как умственные процессы “дикаря”. Эта теория более решительным образом выдвигается в “Первобытной культуре”, а термин “анимизм” даже сегодня продолжает употребляться повсюду (однако скорее описательном, чем в эволюционном смысле). Во всех остальных отношениях тайлоровский подход к ранним формам религии зачастую критиковался как слишком интеллектуалистский и слишком морализаторский. По мнению одного из его учеников, Роберта Рейналфа Маретта, Тайлор был “в некоторой степени слеп в отношении процессов, в ходе которых человек в конце концов становится и религиозным и моральным, непосредственно не осознавая этого до тех пор, пока он не оказывается полностью захвачен неким неясным стремлением, не имеющим отношения ни к морали, ни к религии” (Marett, 1936, p. 168). Вглядываясь в прошлое в попытке найти там определенный тип моральной религии и не находя его там до того, как он сформировался на самом деле, Тайлор упускал из виду много важных вещей. Он был абсолютно нечувствителен к экстатическому аспекту религии — отчасти из-за того, что последовательно отвергал модный в XIX веке спиритуализм. Кроме того, невозможно оправдать тот факт, что Тайлор проглядел или намеренно проигнорировал доказательства, приведенные позже Эндрю Лэнгом в пользу наличия “высших богов у наименее развитых народов”, богов, которые не имели отношения ни к душам умерших, ни к духам. Возможно, что “дух” был единственной категорией, доступной первооткрывателям вроде Тайлора. Но если эта категория связывается с верой (как это было сделано в знаменитом “минимуме определения” религии), то множество важных вещей низводится до положения вторичных элементов в структуре религии и культуры.

Принято считать, что в начавшихся спорах между эволюционистами и диффузионистами Тайлор беззаветно поддерживал однолинейных эволюционистов. Однако он был готов признавать достоинства диффузионизма и отмежевывался от него только тогда, когда фактический материал переставал соответствовать его аргументам. В молодые годы Тайлор и сам был немного диффузионистом, что особенно видно на примере его рассуждений, будто бы ацтекский бог Кетцалькоатль был не только человеком, но и, возможно, ирландцем! Позднее врожденная осторожность обуздала его фантазию, и, в сущности, он остался на стороне эволюционистов, не впадая при этом в крайний догматизм.

По мнению ближайших учеников Тайлора, рано или поздно они были бы вынуждены отойти от его идей в той форме, в какой он сам их высказывал. Вездесущий и загадочный Эндрю Лэнг разошелся с Тайлором по вопросу о “высших богах”; тактичный Роберт Маретт — в связи с проблемой “преанимизма” и позднее — по вопросу о перформативности ритуала. Но все эти исследователи сохранили глубокую привязанность к своему наставнику. Маретт писал, что на протяжении его научной карьеры Тайлор казался “самым бесхитростным из людей, непредубежденным в силу своего добродушия, другом всего человечества, потому что он не мог иначе, и в то же время упрямым человеком с деловым прошлым, которого нелегко одурачить, достаточно прозаичным, чтобы предпочесть прежде всего твердую почву под ногами” (там же, p. 214). Говоря коротко, Тайлор возвел фундамент, на котором изучение ранних форм религии строилось на протяжении следующих ста лет, хотя очень часто это не принято признавать.

БИБЛИОГРАФИЯ

О спорах по поводу заслуг Тайлора в религиоведении см. R.R. Marett, Tylor (London, 1936); Richard M. Dorson, The British Folklorists: A History (Chicago, 1968), pp. 187-197; J.W. Burrow, Evolution and Society: A Study in Victorian Social Theory (Cambridge, 1970), pp. 228-259; и Eric J. Sharp, Comparative Religion: A History (London, 1975), pp. 53-58.

Новые источники

Robert A. Segal, “Tylor’s Anthropomorphic Theory of Religion.” Religion 25 (January 1995): 23-30.

Edward Burnett Tylor. The Collected Works of Edward Burnett Tylor. London, 1994.

Eric J. Sharp. Tylor E.B. Encyclopedia of Religion, vol. 14, pp. 9424-9425. Перевод с английского И.С. Анофриев.

Отправить ответ

Вход только через социальные сети.
  Подписаться  
Уведомлять о