Рецензия на учебник ОПК Шевченко Л.Л.

Р

Содержательная экспертиза учебно-методических материалов по курсам ОРКСЭ, используемых во всех регионах Российской федерации, согласно федеральному перечню учебников, рекомендованных к использованию при реализации программ общего образования.

Учебник. Шевченко Л. Л. Основы религиозных культур и светской этики (Основы православной культуры). 4 класс. 9-е изд.  М., Центр поддержки культурно-исторических традиций Отечества, 2018.

В тексте учебника эксперт обнаружил следующие недоработки:

Страница учебника, цитата (или описание иллюстрации) Комментарий
Стр.3, «Ты живёшь в красивом мире родной России» Корявый стиль, «мир» шире чем «Родина».
Стр. 4, «творение – всё, что есть в мире…» «Религия это вера и почитание человеком Бога» Креационистская индоктринация, а также неясное, неполное, неточное определение, грешащее апологетическим креном (других вариантов определений, разъяснений и пр. не приводится).
Стр. 5 Путано даны понятия «православие» и «христианство». Православный – «правильно славящий», т.е. единственно истинный христианин, «верящий в Бога правильно» (!).
Стр. 6, «традиционными религиями в России являются православие (христианство)…» Перепутано родовидовое деление; выходит, что христианство вторично относительно православия.  
Стр. 8, «Библию называют священной книгой — Священным Писанием, потому что её тексты были составлены по особому Божию повелению избранными Им людьми» Архаичный средневековый взгляд на Писание, не предполагающий знакомства даже с «Богословско-политическим трактатом» Спинозы, не говоря уже о последующей библейской критике.
Стр. 9 Речь о памятниках христианской культуры, – ни слова об иных христианах, кроме православных
Стр. 11 «Фёдор Соллогуб» вместо «Сологуб» (ошибка)
Стр. 13 «зиждит» вместо «зиждет» (ошибка)
Стр. 14, Что такое добро и зло? Добро христианами определяется как жизнь с Богом. Удаление от Бога, нарушение Его воли христиане называют злом (иначе его называют словом «грех»).   Архаичное средневековое видение. Мораль привязывается к религии на правах зависимости и подчинения. Авторы явно живут не только до Канта, но и до Герберта Чербери.
Стр. 18, «Не так живи, как хочется, а так живи, как Бог велит» Нужны ли детям такие поговорки? Почему нелья согласовать свои желания с гуманистическим пониманием религии?
Стр. 23, Стоит ли цитировать именно «бойся Бога» в Премудрости Соломоновой? Совместим ли в страх с рефлексивной совестью? Этой сложной проблемы автор не затрагивает. В самом учебнике можно заметить колебание; автор говорит о совести (см. «Когда я выполню урок, у меня на душе легко. Когда поленюсь, не послушаюсь, моя душа беспокоится и недовольна моими поступками. У меня есть совесть» (с.19), упоминания на с. 28, 34 и далее.  Но совесть несовместима со страхом; истинные муки совести наступают тогда, когда мы знаем, что никто наш проступок не обнаружит. Даже взрослый не найдёт в этом учебнике качественного разграничения сфер действий страха и совести; что же говорить о четверокласснике?
С. 26, 29, 33, 34 и др. В качестве эмоциональных триггеров, «закрепляющих» пройденный материал, авторы учебника включают стихи никому неизвестных поэтов, и нередко эти стихи весьма сомнительного художественного качества. Стоит напомнить, что у русских классиков, у поэтов Серебряного века и пр. есть множество хороших стихов о религии и религиозных праздниках, и они даже, помнится, издавались в последние годы в специальных сборниках. К примеру «Рождественские стихи» (сборник). М., Рипол-классик, 2016.
С. 26. «Святые сокровища — дары волхвов — золото, ладан и смирна — в настоящее время хранятся в Греции». Действительно ли автор полагает, что церковные реликвии подлинны в археологическом и искусствоведческом смыслах, а не только как объект веры? Следует сказать, оставаясь на ультраконсервативной точке зрения церковных кругов, (которую и в самой разделяют далеко не все!), противоречит всему накопленному о реликвиях академическому знанию.
С. 36 «Страсти — это грязь, раны души, которые отделяют ее от Бога. Среди них — обжорство, предательство, жадность, гнев, гордость (хвастовство), лицемерие, лень, ложь» Неясно, почему обжорство (несомненно, вредное для здоровья; чреватое гипертонией и диабетом), выносится вперёд предательства и лжи. 
С. 49 «На третий день, уже после Воскресения Христа, ученики Спасителя, войдя в пеще- ру, увидели одни пелены. Эти пелены и есть Плащаница. Плащаница стала святыней для христиан. Вот уже 600 лет она находится в соборе итальянского города Турина, по которому и получила свое название «Туринская». На Плащанице таинственным, непостижимым образом запечатлен Иисус Христос, снятый после Распятия с Креста» Действительно ли автор полагает, что церковные реликвии подлинны в археологическом и искусствоведческом смыслах, а не только как объект веры? Следует сказать, что в этом случае он, оставаясь на ультраконсервативной точке зрения церковных кругов, (которую и в самой Церкви разделяют далеко не все!), противоречит всему накопленному о реликвиях академическому знанию. Туринская плащаница датирована высоким средневековьем, см. https://nauka.vesti.ru/article/1220697
С. 57 «В Символе православной веры выражено глубокое почитание христианами Матери Божией — Девы Марии» Подлинная цитата (третий член Символа): Нас ра́ди челове́к и на́шего ра́ди спасе́ния сше́дшаго с небе́с и воплоти́вшагося от Ду́ха Свя́та и Мари́и Де́вы, и вочелове́чшася. Где же здесь глубокое почитание?
С. 60 «Икона — не обычная картина. На ней изображено явление мира Небесного (духовного, невидимого) в нашем земном. Изучение христианской культуры позволяет понять, что иконы являются не только произведениями искусства, великим наследием отечественной и мировой художественной культуры, но, прежде всего, — христианскими святынями» Если бы перед вторым предложением присутствовала оговорка «с точки зрения верующих христиан…», всё было бы отлично. Но в данном случае мы видим тихую индоктринацию: доктринальные положения сообщаются как объективный факт.
С. 67 «У христиан существует традиция освящать свой дом» Неужто у всех христиан? У протестантов вот его нет. Может быть, «в ряде христианских церквей существует традиция…»?
С. 83. «Преподобный стал просить Бога о помощи и ребенок открыл глаза. Когда возвратился отец, игумен Сергий встретил его на пороге словами: «Напрасно ты, не рассмотрев, так сокрушался. Видишь, твой сын и не умирал вовсе». Изумленный отец, увидев сына живым и здоровым, упал к ногам святого. «Ты  ошибаешься и не знаешь сам, за что благодаришь», — смиренно сказал ему Преподобный. — «Когда ты нёс сюда больного ребенка, он изнемог от сильной стужи и впал в обморок. А тебе показалось, что он умер. Видишь, он согрелся у меня в тёплой келье, а ты думаешь, что он воскрес»… Счастливый отец стал настойчиво утверждать, что его сын ожил по молитвам Преподобного. Но святой строго запретил ему говорить об этом. В данном рассказе о чуде оказывается, что сам святой предлагает вполне естественное объяснение ситуации: обессиленный ребёнок потерял сознание от переохлаждения, а затем пришёл в себя. И не зря святой «строго запретил ему говорить об этом». Однако, ученику предлагается, отметая совершенно ясный порядок событий, принять дополнительную иррациональную причину: ребёнка излечили молитвы! Учебник настойчиво воспитывает в детях веру в чудо и отказ от лежащих на поверхности рациональных объяснений в пользу доктринально обоснованных  иррациональных, см. ниже.
С. 84 «Мощи — нетленные останки святого» Действительно ли мощи подлинно нетленны? В данном случае нетленность оказывается скорее предметом веры, тем более что нередко фактическое содержание мощевиков оказывалось далёким от «нетленных тел», см. статью церковного спикера, теолога иеромонаха Тавриона (Балабанова): https://cyberleninka.ru/article/v/gosudarstvennoe-osvidetelstvovanie-svyatyh-moschey-v-sovetskoy-rossii-mezhdu-razoblacheniem-i-poruganiem
С. 86 «Нападали на Русь монголо-татарские воины» «Всякий русский человек любит свою Родину, защищает ее…» Термин «монголо-татары» является некорректным, устаревшим и запутывающим, т.к. татары тех времён не имеют никакого отношения к тем этническим группам, которые сегодня именуются татарами. Для татар шутки на тему «Вы Русь завоевали» обидны, это болевая точка. К тому же, что скажут кряшены (татароязычные православные) или сами татары, которые будут изучать православную культуру? «Русский человек», ̶̶ может быть, стоит пояснить, что в данном случае под русским человеком имеется в виду носитель восточнославянской православной культуры? Удмурты, чуваши, коми они русские люди, и если да, то в какой мере? Или речь только об одном главном народе нашей страны, а остальные побоку? Представляется, что такая точка зрения представляет собою вновь наивное ультраконсервативное толкование.

С. 88 «Каждый раз, когда Москву осаждали вражеские полчища, перед этой иконой моли- лись Божией Матери о даровании победы, и Она неоднократно являла свою чудот- ворную помощь. Когда в 16 веке на Москву было нашествие крымского хана Гирея, царь Фёдор Иоаннович повелел совершить крестный ход с Донской иконой Божьей Матери вокруг городских стен, а затем поместить её посреди русского стана в походной церкви. Весь день шло сражение, а наутро хан бежал, бросив весь свой обоз. В благодарность Пресвятой Богородице за Её помощь, явленную через Донс- кую икону, на том месте, где она стояла среди воинов, царь основал в 1591 году Донской монастырь» И снова в тексте встречается наивный иррационализм. Ведь вполне можно было бы нейтрально сказать, что «икона как знаменитая святыня воодушевляла людей и придавала им сил бороться за свои ценности и веру». Однако, мы снова сталкиваемся с прорывом сверхъестественного в ткань просветительского школьного учебника: речь идёт о прямой чудесной помощи иконы.
С. 98 «Происшедшая в 1917 году в России революция прервала складывавшиеся столети- ями традиции жизни людей. К власти пришли гордые люди, пообещавшие гражданам России построить Рай на Земле. Соблазняли их обещаниями иметь много богатства и стать выше Бога. Люди поверили этим сказкам. Забыли Священную историю о том, что однажды, точно так же был уже обманут человек в Раю, откуда и был изгнан. Всех тех, кто старался напоминать людям эту поучительную историю рода человечес- кого, властолюбивые люди объявили врагами и подвергли гонениям. Православная Цер-  ковь — хранительница исторической памяти и духовной жизни, разделила судьбу всего народа. Многие люди, как священнослужители, так и миряне (не принадлежащие к духо- венству) встали на защиту традиций и ценностей жизни предков. Среди них главными были милосердие, взаимопомощь, доброжелательность, терпимость, вера, любовь, честность, верность. Власти преследовали таких людей, сажали в тюрьмы, ссылали в лагеря. В это трудное время христиане, по примеру Христа, проявляли жертвенную любовь — совершали высший подвиг — отдавали свою жизнь, помогали друг другу, приходили на помощь всем, кто в ней нуждался, но не становились предателями» Во-первых, в 1917 г. было две революции, а не одна. Во-вторых, «традиции жизни людей» распадались в силу объективных причин на протяжении всего 19 в., о чём свидетельствуют Толстой, Достоевский, Чехов, Бунин, Сологуб и многие и другие. В-третьих, странно было бы представить, что имеющиеся в виду, но не называемые по имени большевики предлагали людям «иметь много богатства и стать выше Бога». Они, кажется, боролись с социальным неравенством, а в Бога вовсе не верили. Тем не менее, в-четвёртых, они почему-то отождествляются с Сатаной, (т.е. абсолютным злом), и это прямое разжигание социальной розни. Напомню, что левые партии, какими бы они ни были, в нашей стране не запрещены, как и левые идеологии, и за них отдаёт голоса значительная доля избирателей. В-пятых, интересно, кто же встал на «защиту традиций и ценностей жизни и предков»? Монарха не защитил практически никто ни в лагере буржуа, ни в Церкви, которая тогда резко критически к нему относилась. Буржуа из Временного правительства? Белые генералы, сотрудничавшие с Антантой? Донские и кубанские автономисты? В-шестых, если советская власть сажала в тюрьмы и лагеря исключительно за «милосердие, взаимопомощь, доброжелательность, терпимость, веру, любовь, честность, верность», а сотрудничество с советской властью названо предательством, тогда Адольф Гитлер оказывается фактическим избавителем, и больше ничего нельзя говорить о Великой отечественной войне. Это ли хотел сказать автор? Создаётся ощущение, что автор учебника, находясь на низовой, приходской ультраконсервативной точке зрения, которая оперирует больше эмоциями, нежели фактами, сам не осознаёт, какие выводы прямо следуют из его текста.
С. 105 «Не учения наук, которыми украшаются, лучше сказать, блестят люди, желаю я детям моим, но чтобы воспитывались они в страхе Божием, любви к Отечеству и усердной привязанности к ближним. Это делает их честными, а, следовательно, полезными людьми». Выходит, что учиться не так важно, как бояться и быть полезным? Очевидно, автор хотел донести мысль о том, что помимо того, чтобы быть грамотным, нужно ещё любить ближних и быть достойным членом общества. Но формулировка снова выбрана очень странная. Учение оказывается лишь «блёсткой», т.е. чем-то ненастоящим, неподлинным, принятым с целью покрасоваться. В отношении учеников 4 класса это может привести к демотивации и падению заинтересованности: в учебнике говорится, что учёба – далеко не главное.

Общий комментарий и рекомендации.

  • Пособие написано с конфессиональных позиций и отражает специфически внутрицерковное видение религиозной грамотности, причём видение не образованного богослова, а простого приходского катехизатора консервативных взглядов, представителя «народного» православия. По сути, речь идёт о «Законе Божьем» для детей. Причём материал подаётся так, что доктринальная информация вступает во всесторонний  конфликт с современным знанием: креационизм, супранатурализм, традиционалистский мифологизм не оставляют ребёнку никаких шансов согласовывать веру и разум. Тем более, кое-где прямо проводится мысль о том, что быть грамотным не так важно, как веровать и быть «полезным» человеком.
  • Непрояснённым в пособии оказывается соотношение православия и христианства. В тексте говорится о христианстве, но ни разу не упоминаются католицизм, протестантизм, дохалкидонские исповедания и пр. Из текста складывается ощущение, что автор считает православие единственным подлинно христианским исповеданием. Ученик не получает представления о том, кто такие христиане, кто такие православные христиане в отношении с остальными христианами. Такая путаница, конечно, детям на пользу пойти не может.
  • Мораль, оказываясь вторичной, ставится в прямую зависимость от религии; избавляться же от аморальных склонностей и влечений предполагается не анализом собственного поведения, не психотерапией, не сменой среды общения, но… постом. «Не так живи, как хочется, а так живи, как Бог велит»; «Бойся Бога», данные цитаты, как представляются, не могут мотивировать ребёнка вникать в христианскую культуру, (которая на деле гораздо глубже). При чтении пособия возникает ощущение, что православие есть суровая, жёсткая, авторитарная идеология, предполагающая безоговорочное подчинение любого частного любому общему и основанная больше на страхе и социальном принуждении, нежели на духовной работе, совести и умении осуществлять моральный выбор.
  • При этом большой упор сделан на иррациональные моменты: чудеса, эмоции и пр., в тексте присутствуют наивные буквальные суждения о Св. Писании, выказывающие полное незнакомство автора с библеистическим знанием и критикой Писания, начиная со Спинозы. Кроме того, Туринская плащаница подлинна, мощи подлинно нетленны, подлинные дары волхвов хранятся в Греции и пр.
  • Учебник эмоционально очень заряжен (наивно и едва ли не кликушески), но в плане информации довольно беден. В нём много странных стихотворений малоизвестных авторов, однако же, трудно найти содержательные факты об истории православия в России, о смысле таинств, об обрядах и пр. Чтобы составить представление о вероучении, гораздо продуктивнее для ребёнка будет почитать Библию для детей или Краткий катехизис митр. Филарета (Дроздова).
  • С исторической точки зрения учебник крайне неточен. Он говорит о «монголо-татарах», (устаревший неточный термин, к тому же задевающий чувства татар). Две революции 1917 г. почему-то превращаются в одну; не называемые по имени большевики отождествляются с Сатаной, что означает явную политизацию учебного пособия.
  • Православие уверенно отождествляется только с русским языком и русской культурой. При этом неясно, во-первых, насколько православным может быть воспитание неверующего русского, а во-вторых, что делать с православными россиянами других национальностей, – чувашами, удмуртами, марийцами, якутами и пр. О них в тексте не говорится ничего; судя по всему, они считаются по умолчанию русскими, что, конечно, с высокой вероятностью может вызвать у них протест. Здесь автор учебника, находясь на наивной «приходской» позиции, снова выказывает незнакомство со значительно более взвешенной позицией Церкви. Патриарх Кирилл много раз говорил, что русское православие в целом и РПЦ в частности не ограничиваются границами России и направлены в глобальную перспективу, поэтому отождествление русский=православный и наоборот – это прямое противоречие с официальной позицией церкви, см., к примеру, следующую цитату: «…При этом Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выразил убеждение, что у вселенского Православия есть огромный духовный потенциал, который может и должен быть востребован сегодня: «Мы все являемся свидетелями дальнейшей радикальной секуляризации современного общества, вытеснения религиозной жизни за обочину общего цивилизационного движения. Это вызов огромной силы. Уверен, что у Православной Церкви есть возможность отвечать на вызовы, опираясь не только на двухтысячелетнюю мудрость, на силу нашего Предания, но и на ту силу, которую дает нам Сам Господь в совершении Божественной Евхаристии, ниспосылая Духа Своего Святого на всех нас. На этом убеждении основывается мой оптимистический взгляд в будущее. Я надеюсь, что все возникающие перед нами трудности, которые вызваны, не в последнюю очередь, влиянием на Православную Церковь внешних сил, будут преодолены. Верю в то, что тело Церкви Христовой останется единым. Это очень важно сегодня и для самого Православия, и для всего мира». (https://mospat.ru/ru/2019/01/31/news169827/)

Всё это позволяет сделать вывод о принципиальной недоработанности данного пособия. С точки зрения дидактики и школьной педагогики оно, возможно, сделано и хорошо, однако с содержательной точки зрения учебник оказывается не только беспомощным в объяснении многих вопросов, но нередко даже и мировоззренчески крайне сомнительным.

Всеводод Золотухин

Отправить ответ

Вход только через социальные сети.
  Подписаться  
Уведомлять о